» » Отпуск на море - очень интересный рассказ - (часть четвертая)

Отпуск на море - очень интересный рассказ - (часть четвертая)


- Мы сейчас уйдём. А ты будешь сидеть здесь и уверенно докладывать, что всё в прядке и мы просто задерживаемся. Если я почувствую, что в доме подняли тревогу, то сразу вернусь и выполню соё обещание на счёт пятаков, а пятаки эти буду складывать те-бе в вспоротое брюхо. Если нас вдруг возьмут, то я расскажу. Как ты нам пел про Своего Бодрого и про канал переправки стратегического сырья за границу. Что с тобой зделают, ты уже догадался. Ты понял падла? – и я ударил его стволом автомата. Бандит закивал го-ловой и по его испуганным глазам я понял, что он всё сделает, как надо. Я спросил:
- Сколько ваших в доме?
- Оставалось пятеро, но ждали ещё двоих  - с готовность ответил тот. Мы пристегну-ли его наручником к дверке внутри машины, оставив свободной другую руку, чтобы можно было пользоваться телефоном.
Мы подошли к дому с задней стороны через сад. Я сказал капитану, чтобы он стра-ховал меня, а сам пошёл посмотреть, что творится у входа. Я прошёл мимо знакомого туалета и хотел выглянуть из-за угла. В этот момент от туда вышел мне на встречу здоро-вый детина с автоматом в руках. Я изо всей силы всадил ему стволом своего автомата в мякоть живота и почувствовал, как металл ткнулся в позвоночник. Бандит сложился по-полам и заорал. Из дома выбежал другой, и мне ни чего не оставалась, как стрелять. Я дал по нему длинную очередь, и того отбросило в сторону. Я рванулся к входной двери, но понял, что проиграл. На пороге стоял Бодрый. Одной рукой он держал за шею Свету, прикрывая себя, другой тыкал пистолетом ей в ухо. Бандит сказал:
- Всё, хватит из себя героя строить,  брось автомат, ат мозги твоей тёлки сейчас по-летят в стороны.
Я знал, что он не шутит, стрелять в него я не мог, он был закрыт Светкой. Это только в американских боевиках супер герои стреляют точно в лоб террористам, держащим впереди себя заложника. Лицо светы было испуганным, и она вот-вот могла грохнуться в обморок. Я не стал испытывать судьбу и бросил автомат. Из-за спины Бодрого выбежали двое бандитов, они схватили меня и подвели к Бодрому. Он посмотрел на меня с интересом и вымолвил:
- Ну, герой. Тебе говорили, чтоб не дёргался. Где кассеты?
- Где надо, или ты всех отпускаешь, или они завтра попадут на телевиденье.
- Ты мне с час всё скажешь, - и он наотмашь ударил меня рукояткой пистолета по лицу. В глаза потекла кровь.  Я изловчился и пнул Бодрого под яйца. В этот момент мне в плечо пришёлся сильный удар прикладом автомата, острая боль резанула меня, и я от-ключился.
Я очнулся, что кто-то лупил меня по щекам. Я открыл глаза и увидел перед собой Бодрого и приподнялся.  По телу растекалась боль, левая рука висела как плеть. Похоже она была сломана в плече. Я осмотрел комнату. В ней кроме нас был ещё один бандит с автоматом на перевес. В углу на полу, сбившись в угол, сидели девочки. Ира держала в руках напуганную младшую сестру. С одной стороны сидела средняя сестра и тихо плака-ла. С другой находилась Света. В её глазах я видел страх и обречённость.
Я приподнялся и прислонился спиной к стене. К своему удовлетворению, я заметил, что пистолет до сих пор находится под штаниной. Бодрый сказал:
- Очухался наконец, На хрена ты его так двинул, - обращался он к стоящему за спи-ной дружку – Два часа потеряли.
За тем подошёл ко мне в плотную и пнул ногой.
- А где наш доблестный милиционер?
- Его пристрелил твой дружок, до того как я сделал из него послушную марионетку.
Когда я это сказал, Ира заплакала. Мне было жаль девушку, но не хватало, что бы бандиты сейчас бросились искать капитана. Если нас убьют, будет кому отомстить.
- Не понял, - сказал бодрый и схватился за телефон. Потом махнул рукой, - ладно, потом разберёмся, говори, где кассеты?
- Ты не получишь их, пока всех не отпустишь, - с бараньим упрямством твердил я. Бодрый начал терять терпение, он пнул мне в живот и от этого у меня спёрло дыхание. Я сложился пополам и моя рука оказалась у ботинка. Я отодвинул штанину и взялся за пис-толе, но потом откинул эту идею. Что я мог предпринять против двух здоровых воору-жённых мужиков, а кроме них рядом были ещё и другие. Бодрый подошёл к Свете и, схватив её за руку, подтащил ко мне и бросил рядом.
- Ты у меня с час всё скажешь, или я твою девку располосую на твоих глазах.
С этими словами бандит схватив Светку за волосы и грубо разодрал платье, оголив грудь. Светка завизжала и вцепилась Бодрому в морду. Он озверел, схватил девушку за волосы и ударил по лицу. У меня от ненависти потемнело в глазах. Плохо соображая, что делаю, я выхватил пистолет, воткнув его бандиту в пах, и три раза нажал на курок, чувст-вуя, как пули разрывают его плоть вдребезги. Он взвыл от боли и выпустил Свету.  Как в тумане, я посмотрел на стоящего бандита. Он уже вскидывал автомат, и я напрягся, ожи-дая очереди. Я понимал, что выстрелить в него всё равно не успею. Но вдруг голова его дёрнулась, а во лбу появилось маленькое отверстие. Бандит стал оседать на пол, опустив автомат. Дальнейшее мне представлялось, как в замедленной съёмке. Вдребезги разлете-лось окно в комнату, и в него один за другим влетели два человека в бронежилетах и мас-ках. Один остался около нас направив автомат на вертящегося юлой Бодрого. Другой рва-нул дверь комнаты и бросил туда гранату. Раздался хлопок и из комнаты повалил дым. Он быстро закрыл дверь. На улице прозвучало несколько выстрелов, за тем всё стихло. Я опустил голову на Светкино плечо и отключился.

Когда я очнулся, то увидел, что лежу около машины скорой помощи, а женщина врач заканчивает перевязку моей обездвиженной руки. Рядом сидела Света в накинутом белом халате. Она увидела, что я очнулся и радостно улыбнулась мне:
- Всё кончилось, их всех взяли.
Я улыбнулся в ответ, говорить ни чего не хотелось. Всё кончилось, значит можно расслабится и вздохнуть с облегчением. Всё пролетело, как кошмарный сон.
К нам подошёл человек в штатском костюме. Я узнал того, кто забирал из камеры хранения кассеты. Он спросил у врача:
- Как у него дела доктор?
- Нормально, перелом плеча, пара синяков и всё.
Он кивнул, повернулся ко мне и сказал:
- Мы выезжаем, прошу вас сесть к нам в автобус. По дороге поговорим, пока врачи не взяли вас в оборот.
Я поднялся, опираясь на Светино плечо, и пошёл к чёрному микроавтобусу. Мимо проносили носилки, на которых с белым, как мел лицом лежал Бодрый. Его загрузили в другой, такой же автобус, за ним сели два охранника. Я спросил у человека в штатском:
- Этот выживет?
- До суда доживёт, а там и хрен с ним. Попадёт в зону и ему хана, такие зверства с детьми там не прощают. Нам нужно, что бы он дал показания, - запнувшись, добавил с улыбкой в усы – Точнее оно. Теперь к нему применим только средний род, лишил ты его полового различия. Да, разрешите представиться, полковник Калугин, Николай Фёдоро-вич.
Очень приятно, - откровенно сказал я, называя свою фамилию. Мы сели в микроав-тобус, закрыли дверь и тронулись в путь. Полковник,  обращаясь к нам, сказал:
- И что же вы сразу к нам не пришли, много бы проблем избежали бы.
Я ответил:
- Ну во первых до вас было далеко, а во вторых, если уж в Москве генералы в таком дерьме замешаны, то что ждать от здешних мест, пусть даже в ваших структурах.
- И это точно. -  Сказал Калугин и я услышал много интересного. ФСБ давно тайно следило за этой группировкой, и в Москве и здесь. Было известно, что с секретных скла-дов армии исчезает стратегическое сырьё и перекочевывает за границу. Знали они и то, что канал проходит где-то в этом регионе, но не знали точно где. Попадали в их руки и похожие кассеты, но только уже обработанные. За Бодрым тоже следили, но не трогали, чтобы не спугнуть хозяев. Кроме этого ФСБшники знали, что в их канторе есть стукач, но не могли выяснить, кто это. Продажный майор так же был под подозрением, но улик про-тив него собрать не удавалось, уж очень осторожничал. Когда тот срочно выехал по звон-ку из Москвы посёлок, где убили Нону, за ним уже следили. Про нас они знали, что зачем-то за нами гоняется вся банда, а майор подстроил всё так, чтобы мы были вне закона. Вмешиваться в расследование не стали, боясь спугнуть бандитов. В конце концов был разоблачён стукач внутри конторы, уже готовилась операция по захвату оборотня в майорских погонах, надеясь от него узнать, кто в Москве заправляет всеми делами.  Но вдруг неожиданно майора находят мёртвым в горах, и ниточка рвётся. Бодрый тоже пропал из виду. Два дня полковник с коллегами рыскали в округе в поисках. И тут вдруг мой звонок и кассеты. Полковник понял по моей просьбе ни чего не предпринимать, что кто-то в руках бандитов, но где это происходит, он не знал. Интуиция подсказала, что это должно быть в тех краях, где происходили последние события. Милиция там была напрочь коррумпированная, поэтому бандиты могли себя чувствовать в относительной безопасности. Он с группой захвата выехал туда почти сразу за нами. Калугин  не знал точно, где всё происходит, но хотел быть поближе. И тут вступил в дело участковый капитан. Когда меня взяли, тот не стал изображать из себя героя. По телефону он позвонил своему однокашнику, который работал в ФСБ, правда в другом отделе. Но контора не была бы конторой, если бы там не было всё отработано до мелочей. Через десять минут полковник уже всё знал. Они приехали в деревню, где их встретил капитан и проводил к дому. То, что меня вырубили на два часа, спасло нам жизнь. Спецназ взял в кольцо дом и приготовился к штурму, но штурмовать не стали, боясь за жизнь заложников. Прошло пол часа, но в доме было всё тихо. Вдруг из дома донесся страшный крик, потом прозвучали выстрелы. Окна давно были на прицеле у снайперов, поэтому, когда начался шум, полковник дал команду к штурму. Снайперы положили всех, кого смогли взять на прицел. Одним из них и оказался тот бандит, который хотел стрелять в нас. Спецназ сработал чётко, убив троих. Остальные сдались, не оказав сопротивления. Я слушал рассказ полковника и думал, что все-таки родился в рубашке. Сколько удачных стечений обстоятельств спасли нам жизнь. А может просто жизнь и состоит из этих случайностей – хороших и плохих. Самая приятная изо всех случайностей была та, что я встретил Светку. Она сейчас сидела рядом, положив голову мне на здоровое плечо, и дремала. Её не интересовало больше ни чего. Кроме того, что всё кончилось.
Я тоже рассказал полковнику всё, что знал. Он задавал вопросы и услышав ответ, делал пометки в блокноте.
Я провёл в больнице десять дней, хотя рука в гипсе  почти не беспокоила. Я лежал в отдельной палате под охраной здоровых парней в штатских костюмах. Полковник сказал, что так будет спокойнее, пока не возьмут всю банду. Светка все дни провела со мной в палате. Врач по началу протестовал против этого, но Калугин легко убедил его. Мой док-тор был хороший и заботливый дедок. Первые два дня он часто забегал ко мне, проверить как я себя чувствую. Но когда на третий день во время обхода с бригадой врачей доктор зашёл ко мне в палату и застал там голую Светку, скачущую со стонами на мне верхом, он проворчал что-то вроде «мы здесь больше не нужны» и увёл своих коллег. Больше он ко мне не приходил и мы были предоставлены друг другу.
Два раза приезжал Виктор с Ириной, мы долго болтали, сидя у нас в палате. Ира со Светкой уединялись в углу и что-то обсуждали, ехидно хихикая.
На девятый день из новостей я узнал, что в Москве застрелился депутат думы, гене-рал милиции. Мои кассеты заканчивали своё действие. На следующий день меня выписа-ли, сказав, что гипс снимут и дома. Старенький доктор проводил меня до выхода и поже-лал нам счастья. Он ушёл, а Светка повернулась  ко мне и просто сказала:
- Знаешь, у меня уже шесть дней назад должны были начаться месячные, а их всё нет.
- Ну нет, значит и не надо, - ответил я, поцеловал свою девушку, и обняв здоровой рукой, повёл к черной «волге», которую нам любезно предоставил полковник Калугин.

Пролог

Прошло шесть месяцев. Мы ехали в новой «ауди» серебристого цвета. Путь наш ле-жал опять в те же места. Мы были приглашены на свадьбу дочери простого русского мен-та, но теперь уже не капитана а майора по имени Виктор. Мы с ним часто перезванива-лись, а у Ирины со Светой завязалась приписка.  Не удивительно, ведь у них было много общего, во-первых, их сблизили те часы, которые они провели в доме под автоматами бандитов, во-вторых, они были примерно одного возраста, ну и в третьих они обе были на седьмом месяце беременности. Наши активные похождения не могли закончиться не чем другим, чему я был очень рад. А что касается Ирины, то мы ещё к тому же были свидетелями зачатия их чада. Я как-то раз звонил Виктору, но не застал его дома. Трубку взяла Ира, и в разговоре я со смехом спросил:
-  Как, научились фокусам секса
На что та тоже смеясь ответила:
- Мы вам ещё сто очков дадим в перёд.
У нас вышел полушутливый разговор на эту тему, я чувствовал себя наставникам в этом деле и пытался давать советы. Но оказалось, что то, что я со смехом предлагал, они с Ваней давно попробовали. Наоборот, я узнал много нового и интересного. Ну что подела-ешь, учинили всегда идут дальше своих учителей. Ирка потом не удержалась и рассказала про наш разговор Свете. Когда я вечером пришёл домой с работы, моя милая закрутила мне такой секс, что кома сутра отдыхает
Мы месяц назад уже отправили железнодорожный контейнер с подарками, забив его всем необходимым, что может пригодиться молодой семье. Да, именно так. Те бриллиан-ты, которые были в Нонином свёртке, я почему-то забыл сдать. Это были грязные деньги, но я здраво рассудил, что мы отмоем их, потратив на хорошие дела, вложив в детей,  в счастье людей, которые этого заслуживают. Светка согласилась со мной. Я реализовал несколько камешков через знакомого ювелира, а остальные отложил на потом. Деньги участковому я предлагать не стал, он бы их всё равно не взял. А вот подарки дочери к свадьбе были наверное как раз в пору, зарплаты у честного мента хватит ну разве на пару пелёнок. Он и свадьбу оттягивал, пока было можно.  Виктор мне позвонили, когда пришёл контейнер и удивлялся от куда это. Я сказал, что получил большое наследство. Он поверил, а может нет, но отказываться не стал, к тому же как откажешься, если на руках беременная дочь и так и не закончивший ещё техникум зять.
Света отвлекла меня от мыслей, сказав, что пора сделать служебную остановку. Её уже приличный живот давил ей на мочевой пузырь и бедной постоянно хотелось писать. Мы заехали в какой-то лесок и остановились. Света вышла из машины и стала пристраи-ваться отлить. Это меня смешило и возбуждало одновременно. На корточки ей было не присесть, из-за чего приходилось всё делать стоя. Мы ехали уже близко к морю, и погода стояла тёплая, поэтому Света давно избавилась от трусов. Она широко расставила ноги, чуть согнув их в коленях, приподняла подол широкого платья и держась за живот пустила тонкую струйку. Закончи, она посмотрела на меня  видя бугор у меня в штанах, смеясь сказала:
- Что, опять насмотрелся,  ну иди ко мне.
Она опёрлась на машину, чуть наклонившись вперёд и расставив ноги. Я подошёл к ней сзади, подобрал подол платья и направил своё копьё ей между ног. Уже месяц мы за-нимались сексом только в таком положении, боясь навредить нашему малышу. Моя го-ловка скользила по влажным губкам, не проникая внутрь, но мне этого хватало. Я осто-рожно делал поступательные движения, стараясь не толкнуть бедующую маму. Через ми-нуту я кончил, забрызгав передний подол платья.  Затем я уложил Свету на заднее сиде-ние машины ногами наружу и припал к её киске. С беременностью у Светы не пропало желание получать удовольствие, как это бывает у других. Я всегда с удовольствием делал ей приятное, лаская её чувствительный клитор. И сейчас я то лизал, то посасывал её кон-чик.  Света задёргалась в оргазме, а я, глядя, как моя милая держится за живот и стонет от удовольствия, поцеловал её в дырочку и сказал туда:
-Привет, малышка.


Ну вот и закончен мой рассказ. Спасибо всем, кто терпеливо дождался окончания. Надеюсь было интересно.


  • ero_a01ero1fuck3huyotsoss001s003
    s005s008s009s010s042s043s052
    s056s091suckbananatitshappylovesmile2
    smile13smile15smile16smile25smile26smile37smile42
    smile45smile67smile74smile77smile79
Поставьте галочку:*