» » Отпуск на море - очень интересный рассказ - (часть вторая)

Отпуск на море - очень интересный рассказ - (часть вторая)


Корявый наклонился ко мне, чтобы поднять. В этот момент я вытащил вилка и с си-лой  вогнал её ему в лицо, пытаясь попасть в глаз. Похоже, мне это получилось, и вика легко вошла в голову по самую мою руку, из под которой брызнула кровь. Корявый дико заорал, и отстранился от меня выронив пистолет. Я схватил пушку и рванул к выходу. В дверях мне попалось ещё двое. Рассматривать их мне было некогда. Я на ходу снял предо-хранитель, передернул затвор и выстрелил два раза в их сторону. Я не попал, но свой эф-фект выстрелы произвели. Бандиты бросились в сторону, вытаскивая из карманов оружие. Я без остановки бросился к стоящему у калитки джипу. Прыгнув в кабину, я нащупал ключ зажигания. К счастью он был на месте.

 
Повернул его, и машина взревела. Коробка оказалась автоматической, на таких мне ездить не приходилось. Я дёрнул рычаг коробки вперёди и надавил на педаль. Машина рванула вперёд и, сбив угол ограды соседнего дома, я вылетел на дорогу и помчался вон из посёлка. Сзади послышались выстрелы, но, похоже, бесполезные. Я специально повернул в другую сторону от виноградника, чтобы отвести погоню в сторону от Светы. Я во все глаза таращился в зеркало заднего вида, высматривая погоню, но ни кого не видел. Наверное, у них не было рядом второй машины.

Проехав километров пятнадцать, я повернул на какую-то узкую дорожку и остано-вился, выключив свет. Руки и ноги у меня тряслись, в голове была полная каша. Ну, вот я и стал настоящим убийцей. Вспомнив корявого с вилкой в глазу, меня начало рвать. Я вывалился и из машины и встал на колени. Когда меня как следует продрало, я поднялся и вытер лицо рукавом. Не верилось в весь этот кошмар.

- Может это страшный сон? – пробормотал я. Мне так хотелось сесть в машину и ехать подальше от сюда, что бы забыть весь этот ужас. Но меня ждала Светка, это милое беззащитное создание, требующее моей помощи. Как только я вспомнил Свету, сознание моё прояснилось. Я взял себя в рука и стал думать, что делать дальше. Машину конечно придётся бросить, её будут искать и менты и бандиты. Но надо её где-то спрятать, чтобы они думали, что я рванул в бега. Я завел двигатель и поехал дальше по этой дорожке. Че-рез километр показалась горная речушка, а за ней был лес. Я разогнал машину и с лёту перелетел мелкое русло, оказавшись на другом берегу. Проехав не много по берегу, я за-вернул за большой раскидистый куст.

Прижавшись в плотную к нему, я остановился. Те-перь джип не было видно с дороги. Я пошарил в бардачке. Там оказался мощный аккуму-ляторный фонарь. Включив его, я стал осматривать машину. В салоне ничего интересного не было, за исключением каких-то документов в кожаной папке. За то в багажнике я нашёл много интересного. В большой спортивной сумке лежал автомат Калашникова с укороченным стволом, запасные магазины к нему и к пистолету, и парочка гранат.

- Ну не хрена себе, - присвистнул я, это куда они с таким арсеналом. Это можно обо-рону держать от целого взвода. В другой сумке была какая-то одежда. Я вспомнил про Разорванное в порыве страсти  Светкино платье и стал смотреть, нет ли тут чего для неё. В этой сумке были только мужские шмотки из которых я взял кое что себе. Но дальше меня ждала удача. В самом дальнем углу багажника я увидел знакомую сумку. Это была сумка Ноны.

Видно её «жениху» отдали не нужные ей уже вещи. Я распахнул сумку и стал копаться в куче женских тряпок. Там была куча трусов, блузок и ещё каких-то одёжки. Правда, не было ни одного лифчика, но их просто не на что было одеть. На дне лежала упаковка «тампаксов» Совершенно не понятно зачем бабы таскают с собой столько одежды, ведь если даже каждый день одевать новое, хватит месяца на полтора. Правда вот Светке большинство из этого не подойдёт, маловат размерчик. И всё же я нашёл пару больших футболок, просторную юбку , несколько трусов побольше размером и две пары носок. Что надо выберет сама. В кармашке я обнаружил значительную сумму денег и пачку презервативов. Немного посомневавшись, я сунул всё это себе в карман.

Я выбрал самую большую сумку. Осмотрел оружие. Я не очень большой специалист в пистолетах, поэтому пришлось померить обоймы к «пээму». Подошло две. Остальные я закинул далеко в кусты. Сложил автомат, боезапас, гранаты в сумку. Уложил одежду, папку с бумагами, туда же бросил «тампоксы». Неизвестно сколько нам придётся скрываться, могут и потребоваться.  В багажнике нашёлся пакет с каким-то сухпайком и литровая фляга со спиртным. Я открыл её и сделал большой глоток. Я уже давно не употребляю крепкие напитки, но здесь это потребовалось в качестве лекарства. Противная жидкость обожгла желудок. Похоже это виски или бренди, ну, в общем, какая-то импортная гадость.  Лучше бы уж русская водка. Все эти припасы я тоже засунул в сумку и застегнул змейку. Пистолет я спрятал сзади за ремень под рубаху. Тут я вспомнил про свёрток, ради которого я всё это затеял. Вытащив его из-за пазухи, я взвесил его на руке. Приличный вес, кила полтора. Я не стал его распаковывать и положил в общую кучу. Ключи от машины я закину далеко в реку, прежде поставив её на сигнализацию.  Если у них не запасного комплекта, то ни куда всё равно не уеду, даже если найдут. В таких машинах система охраны солиднее наших «жигулей».
Выполнив все эти операции, я закинул увесистую сумку на плечо, взял в руки фонарь и отправился в обратный путь. Надо было торопится, время было уже 2 часа, а пройти надо было не мало. Как раз только до рассвета успеть, и то если без приключений. Когда я подходил к дороге, то услышал, как с воем сирены промчалась машина. Все же снарядили погоню, хотя и долго раскачивались. Я спрятался, пропуская их. Теперь мне не в коем случае нельзя встречаться с милицией. Теперь я вооружён и очень опасен, они точно стрелять начнут, когда меня увидят.  Я ни на миг не сомневался, что эти выставили всё так, что это я на них напал с оружием в руках.
Я с начала шёл по дороге, т. к. боялся заблудиться. Мне попалось несколько ночных автолюбителей и при их появлении приходилось нырять в придорожные кусты или падать за камни. Потом я свернул  с дороги и пошёл напрямик, обходя посёлок стороной. Идти пришлось по открытой местности, но была такая темнота, что я не боялся, что меня увидят. Я сам то не видел дальше собственного носа и ориентировался по ночным силуэтам гор.
Я шёл и размышлял о случившемся. В то, что я попал в засаду, специально выставленную на меня, это точно. Я их интересовать не мог, с меня взять не чего кроме анализов. Значит, их интересовал свёрток, точнее его содержимое. Похоже, из Ноны они выбили признание, что свёрток у меня и после этого убили её. Это всё ясно. А как выбираться из этого дерьма я пока не представлял. Ладно, посмотрим, что в свёртке, может что прояснится.
Я добрался до нашего виноградника, когда уже начало светать. Я прошёл к знакомоу навесу и заглянул в него. Света сидела в углу, как затравленный волчонок и смотрела на меня глазами, полными ужаса. Когда она меня узнала, то бросилась на шею со слезами на глазах и запричитала:
- Живой! Я думала, что тебя убили. Я слушала выстрелы со стороны посёлка. Я уже не знала что… Ты ранен? У тебя кровь?
- Нет. Это не моя.
 Света зарыдала, уткнувшись мне в грудь. Я нежно обнял её, прижал к себе и стал нежно гладить по голове.
- Успокойся, всё обошлось. Я же вернулся и больше ни куда пока не уйду. Давай лучше сматываться от сюда, пока не пришли наши вчерашние знакомые. Чего- то у меня нет желания пролежать ещё день, любуясь, как они наставляют рога своим законным супругам.
-  Между почием, благодаря тому, что они вчера решили кому то наставить рога, я сейчас принадлежу тебе, - Света начала успокаиваться и к ней вернулась способность шутить -  А то ты бы  ещё походил за мной, добиваясь возможности распаковать мою не прикосновенность.
- Ну, это мы бы ещё посмотрели, кто за кем ходил бы, - ответил я так же шутливо в тон ей.

- Что? – прокричала Света и стала со смехом колотить меня своими не слабыми кулачками. Я укорачивался от неё, показывая язык. Набесившись, мы собрались и стали выбираться из виноградника, по пути срывая спелые фрукты. Мы отправились на наш пляж. Я не думаю, что там нас может кто-то найти. Увидеть нас можно только с моря, но дул сильный ветер и море штормило, все катера стояли на причале. По дороге я вкратце рассказал Свете про свои приключения. Она молча слушала, не задавая вопросов. Когда я закончил, Света спросила:
- Теперь, если тебя поймают, то посадят? Теперь мы убийцы?
- Нет. Это была самооборона, но как бы это ещё теперь доказать.

Мы пришли на пляж, и сразу бросились в воду. Надо было снять усталость, я уже валился с ног. Огромные волны накатывались на нас, сшибая с ног. В сумке был кусок мыла и мы по очереди вымылись, на сколько это было возможно в солёной воде. Света попросила меня отвернуться, когда я передал ей мыло. Я с улыбкой подглядывал, как Светка моет свои прелести. Она заметила это и обозвала меня бессовестным извращенцем. Мы вышли, вытерлись полотенце, которое я так же предусмотрительно прихватил с собой. Потом переоделись во всё чистое, какое это было удовольствие. Мы ушли в пещеру, в  которой Ольга с Серёгой уединялись для своих игр.
Сначала мы перекусили тем, что я принес, и сделали по глотку спиртного. На конец дошло время до свёртка. Я развернул его и начал рассматривать его содержимое. Первое, что я увидел, была пухлая пачка долларов в банковской упаковке. Там оказалось десять тысяч. Кроме этого был маленький целлофановый пакетик. Вытряхнув на руку его содержимое, я обалдел. На ладонь мне высыпалась горсть мелких ограненных стекляшек.

- Это явно не стекло. Наверно это брюлики или другие драгоценные камни. Ну не станет же Нона таскать с собой стекляшки, - сказал я.
Света смотрела на это с вытаращенными глазами и сказала:
- Сколько это может стоить?
- Не знаю, но думаю это бешеные деньги.
Ещё в свёртке оказались семь видеокассет, маленьких по размеру и адаптор для них. Эти кассеты используются для съёмок любительской видеокамерой. На них были какие-то не понятные пометки и стояли даты, наверное, это даты съёмок. Если верить эти пометкам, съёмки проводились примерно месяц назад.
- Откуда это всё  у неё? – спросила Света, рассматривая кассеты.
- Думаю, она умыкнула это у своего бойфренда. Ты говорила, что он какой-то та крутой. Похоже, это он ищет нас со своими головорезами. Ты его видела?
- Нет, их встречи были покрыты такой тайной. Да мы и не были такими близкими подругами. Правда, Нонка один раз приглашала меня на какую-то вечеринку за город. Говорила, что познакомит меня с его другом. Обещала, даже, что можно денег подзаработать. Но я не рискнула идти, прекрасно понимала, как там деньги можно зарабатывать.
- Похоже, эти кассеты их главный искал больше всего. Про них он говорил, что это какой-то там не обработанный материал и их всех там видно. Тут два варианта, или твоя подруга спёрла их случайно, вместе с драгоценностями и деньгами, не представляя, что на них. А второй вариант, что она знала, что на кассетах, и собиралась шантажировать своего хахаля. Тебе какой вариант больше нравится?
- Первый, мне кажется, что у Нонки ума бы не хватило на такие замыслы. Я, честно говоря и в первый-то вариант не очень верю. Она трусиха была страшная. Была, – последнее слово Света произнесла с грустью. На лице ёё появилась печаль, смешанная с горечью. Я прижал её к себе и поцеловал.
- Надо просмотреть эти кассеты, тогда многое станет ясно. Можно купить видак в магазине, но в посёлок нам соваться нельзя. Там нас быстро или менты или бандиты поймают. Надо пробираться в город или в другой населённый пункт подальше отсюда.
Легко сказать пробираться, но как. Машина моя недоступна, на автобусе тоже не поедешь. Надо как-то изменить внешность. У милиции и у бандитов могут быть только фотографии с наших паспортов. На фотографии в паспорте человек обычно выглядит строго, не особо похож на себя в обычной жизни, бритый, причёсанный, ухоженный. Я уже не брился три дня, и моя рыжая щетина заметно искажала мою физиономию. На фотке в паспорте у меня достаточно длинные волосы. Придётся стричься.
- Свет, а ты стричь волосы умеешь, - задал я вопрос, доставая ножницы, которые я прихватил из машины вместе с мылом, бритвой, и какой-то там мужской парфюмерией.
- Девчонкам волосы подравнивала, но стрижек делать не приходилось, а что?
- Ну, надо когда-то и начинать. Начнёшь с меня, подстригай как можно короче, будем становиться не узнаваемыми.
Я протянул ей ножницы. Света взяла их не уверенно.
- Я не отвечаю за последствия.
- Стриги смелее, не бойся, только по короче.
Света стригла меня старательно и долго, но результатом я остался доволен. На голове у меня красовался аккуратный ежик. Он мне совершенно не шёл, но внешность мою изменил. Теперь пришла очередь моей подруги. Волосы у неё были пониже плеч.
- Свет, а ты на паспорте с причёской такой же как с час.
- Да, а что? – она посмотрела на меня с некоторой тревогой.
- Ну, теперь моя очередь делать из тебя красавицу.
- А ты кого ни будь, стриг?
- Нет, но я буду стараться во всю.
- А может мне их просто заплести, - Светке явно не хотелось расставаться со своими красивыми волосами. Я твёрдо заявил, что это необходимо и взялся за дело. Я пытался сделать ей причёску под мальчика, но т. к. ножницы в руки я брал не чаще, губную помаду,  получилось у меня что-то ужасное, сплошные лестницы и неровности. Света со слезами на глазах осматривала свою голову в маленькое зеркальце. Мне было её жалко и неудобно за своё неумение. Но к чести её, она стойко перенесла удар судьбы. Сунув мне в руку зеркальце, она взяла расчёску и стала делать себе начёс. Через пятнадцать минут я не мог её узнать. На голове был настоящий взрыв на макаронной фабрике, а взгляд законченной стервы. Поразительно, как причёска меняет людей. Она посмотрела на меня с коварным огоньком в глазах, отбросила зеркало и сказала:
- А сейчас ты пожалеешь, что сотворил из меня такое.

Света повалила меня на спину и впилась поцелуем в мои губы. За тем она прошлась язычком по всему моему телу, грудь,  живот. Дальше было ещё интереснее. С остервенелым напором она расстегнула ширинку, взяла в руку моё уже напрягшееся оружие и начала его облизывать, поглядывая на меня взглядом похотливой кошки. Я обалдел от такого начала и просто лежал и получал удовольствие. Света тем временем закончила внешнее знакомство с моим копьём и заглотав его практически целиком, начала сосать, как леденец. Делала она это с таким мастерством, что меня унесло на седьмое небо. Я извивался под ней как уж, схватив её за остатки волос и насаживая её взбесившийся ротик на себя. Если бы я не был уверен  том, что я у неё первый, то, наверное, подумал бы что её профессия удовлетворение мужчин оральным сексом. Светка так заглатывала моего борца, будто это был банан, обмазанный мёдом, я языкам работала так, мне казалось, что я сейчас лопну от удовольствия. Не прошло и трёх минут, как моё тело свело в сладкой судороге, и я кончил прямо ей в ротик. Семя было столько, что Света не успевала глотать всё, и по её губам стекали маленькие струйки. Когда я закончил, она облизнула губы и стянув с себя юбку вместе с трусами, развернулась ко мне спиной  и села на меня своей киской.

- А теперь сделай мне также, - повелевающе сказала она. Я развёл руками её нежные ляжки, и мне открылась чудесная щёлка. Губки были влажные и выделяли аромат женского желания. Я, раздвинул язык по шире и прошёлся им по всей промежности, слизывая её нектар. Света выгнула спинку, и с губ её сорвался вздох наслаждения. Я стал работать язычком, облизывая каждую складочку. Я видел, как её бугорок наслаждения вышел из своего укрытия и маняще поблескивал розовым светом. Я осторожно начал облизывать пространство вокруг него, изредка задевая его острый кончик. При каждом таком прикосновении Светка содрогалась всем телом. К тому времени моё желание опять поднялось. Заметив это, девушка, желая доставить мне ещё удовольствие, взяла его в рот и начала посасывать. В этот раз у неё не особенно получалось, т. к. она то и дело вздрагивала от нарастающего наслаждения, и изо рта вырывался стон. Я просунул руки  под футболку, и нащупав там сосочке грудей, стал их теребить. Это было последней каплей и Света начала бурно кончать, сжав ногами мою грудь. Я почувствовал острую боль в причинном месте и не на шутку испугался за своё достоинство. Похоже, эта бестия в порыве страсти цапнула меня. Я стойко дождался, когда её судорожные подёргивания закончатся. Света упала на меня бес сил, а из её горячей пещеры мне на лицо вытекла большая капля любовного сока. Я осторожно выбрался из под неё. Похоже, девушка была в лёгкой отключке. Я нежно поцеловал её, приводя в чувство.

Света открыла глаза и виновато улыбнулась. Я обнял её и сказал:
- То, что ты сегодня со мной сотворила, было верх блаженства.
- Тебя интересует от куда у меня такое умение? Я просто обожаю чупачупс.
- Ага, ты его сначала сосёшь, а потом разгрызаешь.
- Прости меня, это получилось не произвольно.
- Я понимаю, - сказал я с чувством, незаметно рассматривая своё хозяйство на предмет наличия следов укуса.
После мы устроились поудобнее и заснули в сладком сне. От любовных утех и ночных приключений у меня не было сил даже переживать по поводу укушенного хозяйства.

Я проснулся раньше Светы и лежал, обдумывая дальнейшие действия. Здесь дальше оставаться было бесполезной тратой времени. Надо было выбираться из этих мест и ис-кать возможности просмотреть кассеты. Внешность мы слегка изменили, но не на столько, чтобы свободно разгуливать среди людей и пользоваться общественным транспортом. Придётся искать другие возможности.
Света проснулась, когда я уже собрал все вещи в сумку и был готов отправляться в путь. Она сбегала к морю умыться и мы стали выбираться из нашего логова, озираясь по сторонам, как загнанные звери. Выйдя на дорогу, мы пошли в сторону, противоположную посёлку. Пройдя с километр по периметру ограждения виноградника, мы вышли на главный вход на плантации. Там слышались разговоры, и работала какая-то техника. Я хотел, было уводить Свету в обход, но заметил стоящий трактор с крытым прицепом, гружёный ящиками с виноградом. Трактор стоял к нам задом, и у меня мелькнула мысль, что эти можно воспользоваться. В посёлке не было какого либо производства по обработке винограда, значит, трактор поедет в другое место. А нам хоть куда, лишь бы подальше. Мы подкрались к прицепу и залезли в него, спрятавшись за большие ящики.
Ждать пришлось не долго. Водитель забрался в кабину и трактор тронулся. Насколь-ко, я смог определить через щель в борту, путь он держал в сторону от посёлка. Что точно находилось в том направлении, мне было не известно, но примерно я представлял, что он направляется в горы. Это был не лучший вариант, но выбирать не приходилось.

Через пол часа пути трактор резко дёрнулся и остановился. Я выглянул в щель и увидел милицейский УАЗ. К трактору направлялся милиционер, двое других стояли у машины с автоматами на перевес. Я потянулся к пистолету, но потом убрал руку. Света прижалась ко мне и я почувствовал, как она дрожит. Стрелять было бесполезно. Даже ес-ли я достану автомат и мне удастся перебить всех ментов, нам потом всё равно не выпу-таться из этой истории. Убийство из самообороны тут не пройдёт. Да и  в чём виноваты бедные постовые. У меня возникла другая идея, выйти и сдаться, попытаться объяснить, что мы не виноваты, показать кассеты. Но дальнейшие события отбили у меня всякую охоту лезть на рожон.
- Привет, Григорий. Чего везёшь? – спросил милиционер у тракториста.

- Здорово, сосед. А ты не знаешь, что я всегда вожу.

- Да знаю, служба такая, - оправдываясь сказал страж закона. – Ты не встречал му-жика с девкой по дороге?
- Нет, ни кого не видел. А вы, стало быть, этих пасёте?
- Да. Эти сволочи где-то в наших краях прячутся. Ты поосторожнее смотри, им те-рять нечего. На них уже две смерти, теперь они и дальше не остановятся. Нам приказ пришёл от высокого начальства – стрелять без предупреждения, если увидим. Вот так Гриня.
- Да уж, как таких зверей земля носит.
Я заметил, как Света закусила губу. Теперь было всё ясно.
- Ну ладно, езжай дальше, да поглядывай. А заметишь что, звони.
Трактор опять зарычал и двинулся в путь. Я посмотрел, в сторону ментов, в лицах их была тупая решимость. Да, такие легко без предупреждения палить начнут.

Мы ехали уже четыре часа, я прикинул, что со скоростью 30 км/ч мы уже проехали больше ста километров. Дорога чаще всего шла на подъём. Похоже мы действительно поднимались в горы.

Уже темнело. Трактор сбросил ход и мы подъехали к проходной какого-то производ-ства. Проходная и производство – это громко сказано. Маленькая деревянная будка рядом с покосившимися воротами. Трактор въехал на территорию, проехал несколько метров и остановился, выключив двигатель. Мы стояли у большого сарая, похожего на склад. Во-дитель ушёл, заперев дверь кабины. Похоже, разгружаться сегодня не собирался, или, по крайней мере, не сразу. Надо было уносить ноги, мы быстро вылезли из прицепа и нырнули за какую-то постройку. Дальше вела узкая дорожка, по которой мы вышли в угол деревянного забора, где были ещё одни ворота, похоже запасные или пожарные. Как и везде на таких воротах висел давно напрочь заржавевший замок. Забор был достаочно прочный и высокий. Я бы ещё при большом желании смог бы перемахнуть через него, но со Светой и не чего было думать. Хорошо, что я раньше встречался с такими производствами и такими заборами. Я пошёл по забору, ощупывая каждую доску. Светка с интересом смотрела на меня. Пройдя метров десять я ухватился за очередную доску, и она легко отодвинулась. Тук и должно было быть. Какой ни будь рабочий таскает через эту дырку в заборе какой ни будь товар.

- Это уже система, социализм кончился, а привычки остались.
Мы пролезли в дыру и оказались в редком лесу из низкорослых деревьев. От дыры вела узкая, еле заметная тропа. Мы пошли по ней, не зная, куда она выведет. Через пятна-дцать минут мы вышли на дорогу.
- Куда теперь? – спросила Светлана.
- Пойдём в направлении завода. Про нас здесь вряд ли все знают, если на кого на-ткнёмся не страшно. А если есть завод, то есть и жильё.
Мы прошли мимо проходной, в которой сидела бабулька – божий одуванчик. Глядя на неё можно было подумать, что она ещё с самим Будённым шашни разводила. Дальше за заводом начинался небольшой посёлок, стоящий на склоне пологой горы.. Перед пер-выми низкими домами дорога раздваивалась и крутой поворот уходил куда-то  вверх по склону. Перед поворотом висел указатель со стрелкой. Под которым была надпись: «Тур-база Орлёнок 2км. Зима – катание на лыжах по склонам. Лето – прогулки по горам».
- Пойдём на эту тур базу, там народ приезжий, мы можем за своих сойти, - предло-жил я. Света не возражала. Она брела с усталым видом. В глазах её была обречённость. Я обнял ее, и мы двинулись преодолевать эти 2 км.
Тот, кто писал плакат, сильно лукавил. До базы оказалось все пять километров. Ко-гда показались огни первых строений, прошло больше часа. Света тяжело дышала, по лбу её катился пот. Было уже совсем темно.

- Туда не смей, я тебя сейчас…
Договорить она не успела. Я вошел в неё с размаху и сразу начал работать, придер-живая женщину за округлый таз. Она охнула в голос и расставила ноги, как говорится, много шире плеч. Я продолжал терзать её зад, и примерно через минуту буфетчица ожила. Она начала стонать и под каждый удар подаваться мне на встречу. Эта дырка была потуже нижней, и я тоже начал получать удовольствие, едва сдерживаясь, чтобы не завершить всё раньше времени. Мы начали кончать вместе. Тётка издала бешенный воинственный крик:
- Я кончаю! – и стала содрогаться всем телом мощными толчками, громко при этом матерясь. Последний толчок был такой силы, что она отшвырнула меня от себя своим за-дом метра на два. Буфетчица, сильно отдуваясь, плюхнулась на свой хлипкий стул. Тот не вынес такого удара судьбы и развалился на отдельные палочки. Все эти полтора центнера удовлетворенной плоти рухнули на пол. Я думал, что с час начнётся гром и молния, но ни чего не произошло. Она просто протянула мне руку, упираясь на неё поднялась и вымолвила запыхаясь:
- Тебя, засранец, надо было бы пополам переломать за твои фокусы, но то, что ты се-годня сделал, со мной ещё ни кто не вытворял. Так я ещё ни когда не кончала. Поэтому беги быстрее, пока в памяти.
- А можно я видеомагнитофон возьму на ночь? – надо было довершать дело, из-за которого я так рисковал своей шкурой.
- Бери, но что б на завтрак принёс, – и в первый раз улыбнулась – завтрак ровно в девять.
Я схватил свой трофей в прямом смысле этого слова, завоёванный в неравном бою, и быстро ретировался.
Придя в комнату, я поставил телевизор на стол и включил вилку в розетку. Мне не хотелось будить Светку, чувство вины перед ней погладывало меня изнутри. Но с другой стороны, можно считать это не изменой, а боевым заданием. Я, как на фронте, добывал развед-данные путём неимоверных усилий. Только сей час не военное время, и враги скрыты под личиной добропорядочных людей. Но риск был настоящим, если бы у меня всё сорвалось, то в самом лучшем случае я отделался парочкой переломов не известно ка-ких мест, ну а в худшем, пал бы смертью храбрых под огромной массой женского тела.
- А почему у тебя лицо в помаде? – пока я размышлял о своём героизме, Света про-снулась и с явным недовольством рассматривала мою физиономию. Вот так попал, дура-чина. Вместо того чтобы придумывать себе оправдания, лучше бы в зеркало посмотрелся. Теперь надо как-то выкручиваться, рассказывать про мой героизм бесполезно, любая женщина воспримет это как банальную измену. Я начал не уверенно:
- Да понимаешь, Свет, когда я спросил видак, эта озабоченная баба хотела, чтобы я её трахнул в замен и полезла ко мне целоваться. Я кое-как отбился.
- Отбился ли? – В глазах моей возлюбленной синей злобой светилось не доверие. Она не поверила не одному моему слову. Я запнулся под её суровым взглядом. Отступать было не куда, а самая лучшая защита, это нападение, так Суворов говорил в книге «Наука побеждать». Не известно подразумевался ли в его изречении данный случай, но я решил попробовать. Подняв уверенно на Светку глаза, я начал наезд на неё твёрдым голосом.
- Да ты что, с ума сошла? Ты хочешь сказать, что я натурой с ней расплачивался. Спасибо за доверие. Я, между почием, не давал тебе повода так думать, - и с обидой в го-лосе продолжил – Я, между прочем, сразу заявил, что ты моя жена и что я жене не изме-няю.
Я попал в точку, услышав слово жена, Светины глаза оттаяли. Она виновато улыб-нулась произнесла:
- Не злись Виталь, а что я должна была подумать?
- Всё что угодно, только не это! – вскричал я тоном известного персонажа Юрия Ни-кулина из «Бриллиантовой руки».
- Ну ладно, прости – примирительным тоном произнесла побеждённая Светка. – Да-вай лучше смотреть, что тут показывают.
Великий человек был Суворов, сколько лет назад сказал золотую мысль, а до сих пор действует. Я вставил кассету в гнездо и нажал кнопку на лентяйке. Меня конечно мучила совесть, но я себя успокаивал тем, что сделал это и из наилучших побуждений. Не хватало только, что бы между нами закралось недоверие.
На экране появилась небольшая комната. В середине стояла большая двуспальная кровать, рядом с ним мягкое кресло. На кровати и на кресле сидели две девочки лет по одиннадцать, двенадцать. Одеты они были одинаково, короткие клетчатые юбки и беленькие кофточки. Девочки чем-то напоминали солисток из группы «Тату», только изрядно моложе. Взгляд девочек был затуманенным. Мужской голос за кадром произнёс:
- Ну давай те начинайте, как вас учили. Хотите стать такими же известными, как ва-ши татушки? Тогда действуйте, они тоже так начинали.
Мне этот голос показался знакомым. Девочки неуверенно поднялись и повернулись друг к другу. Движения их были заторможенными, похоже, их накачали какой-то дрянью. Девочки стали обниматься и целоваться в губы. Делали они это очень не умело.
- Давайте раздевайтесь – голос за кадром продолжал давать инструкции. Юные ак-трисы начали процесс раздевания. Они сняли друг с друга кофточки, под которы-ми не было ничего.  Я смотрел с чувством глубокого отвращения, кто мог заставить детей заниматься таким, у того явно не всё в порядке с психикой. Одна и девочек легла на кровать, а другая легла на неё сверху, изображая лизбийские ласки.
  Света сказала:
- Сволочи, до чего додумались, они же дети.
Я ни чего не ответил, чувствуя, что это не всё. Так оно и произошло. Девочки меняя позиции, проделали несколько операций, изображая влюблённых лесбиянок. Потом голос за кадром скомандовал Тане покинуть комнату. Когда девочка ушла, из-за кадра вышел здоровый мужик. Я узнал в нём корявого. Он подошёл к сидевшей  на кровати девочке, и заставил сделать минет. Аня выполнила приказание, но её стошнило прямо на штаны ко-рявого. Тот озверел, грубо выругался и стал насиловать несчастного ребёнка. Девочка ди-ко кричала. Я поглядел на Свету. Её глаза смотрели в пространство, по щекам текли круп-ные слёзы. Я обнял свою подругу и прижал к своей груди, закрывая ей глаза. Из груди светы вырвалось рыдание, плечи стали вздрагивать. Я погладил её по спине. Она сквозь слезы прокричала:
- Я убила бы этого зверя, не сожалея не капельки.
- Не получится милая, это как раз тот мужик, с которым я повстречался в доме, когда ходил за кассетами. – И со страшной злостью добавил – Поверь мне, он умер страшной смертью с вилкой в глазу.
- Я готова убивать и воскрешать его сколько угодно, чтобы он мучался очень долго. В голосе Светы я услышал такие нотки, которые не слышал до сих пор. Я понял, что она действительно это сделала бы.
Но дальше на экране произошло то, от чего у меня похолодели ноги, а по спине по-тёк холодный пот. Корявый наигравшись, схватил бедную девочку за ноги и рванул их в разные стороны. Девочка издала дикий вопль и затихла. Я прижимал Свету к груди, что бы она ни увидела этого ужаса, а сам едва сдерживал тошноту. Я выключил телевизор. Света тихо всхлипывала, уткнувшись мне в грудь. Говорить ни о чём не хотелось. Вот оказывается о каком не обработанном материале говорил шеф этих подонков. Они снима-лись в садисткой порнухе с малолетками. Потом затушёвывали лица и наверно продавали за бешеные деньги. В мире найдётся до хрена психов, желающих посмотреть такое. А Но-на похоже упёрла у них вместе с ценностями и деньгами ещё не готовый материал. Зачем она это сделала не понятно, то ли случайно прихватила, то ли специально с какой-то це-лью. Если хотела сдать в милицию, то зачем она поехала на море к Свете, а не пошла в ближайший отдел милиции или ФСБ. Я хоть и не знал Нону хорошо, все же предположил, что это можно было сделать раде шантажа. Истинную причину сделанного она унесла с собой в могилу, а нам теперь предстояло выпутываться из этого дерьма.
Как не противно, но придётся просмотреть все кассеты, надо знать кто на них ещё засветился. Я включил видео и на ускоренной прокрутке стал просматривать материал. Всюду мелькали детские лица, один эпизод был с мальчиками. Везде был ужас кровь и насилие. Я включал паузу, когда появлялись лица бандитов, и со вниманием всматривался в них. Света взяла себя в руки, и когда я останавливал просмотр, поворачивалась к телевизору и старалась запомнить их лица. Не известно, где мы могли встретить кого ни будь из них.
В одном из эпизодов была снята Нона. На нём не было насилия. Нона занималась сексом с одним из садистов, при этом с удовольствием позировала перед камерой. Мне показалось это лицо знакомым. Этот мужик был похож на одного из двоих, в которых я стрелял. Он снимался и в других эпизодах, но там на лице у него было зверское выраже-ние. С Ноной он вёл себя доброжелательно и достаточно нежно. Наверно главарь банди-тов просто снял свои любовные утехи со своей любовницей.
Когда в очередной раз я остановил кадр, Света воскликнула:
- Я его знаю. Это какой-то милицейский генерал с двумя звёздами на погонах. Да ещё и депутат. Он приходил к нам в институт перед выборами. Потом я его видела не-сколько раз по телевизору. Эта сволочь рассказывала, как они с преступниками борются.
Не хрена себе номер. Вот кто звонил из Москвы местным ментам, чтобы те посодей-ствовали в нашем розыске. Похоже эти звери не только сами снимались, но и давали снятся за деньги всем желающим. Но как не осторожен был генерал, что согласился на такое. Ведь его могли и шантажировать такими кадрами. Значит, бандиты были у этого оборотня на коротком поводке. Но если так рассуждать, то главный среди всей этой мрази как раз этот генерал. Если это так, то у нас сильный противник с огромными возможностями. Одно ясно точно, к ментам нам соваться нельзя. Остаётся ФСБ, но как на него выйти, когда за тобой гоняется целая куча милиции и бандитов, пока не ясно.
Всего мы насчитали на кассетах около двух десятков человек, и это только семь кас-сет. Но по разговору, который я подслушал, когда лежал связанным, было понятно, что уже существовал и обработанный материал.   Да, секс индустрия работала на полной мощности. Мы уснули далеко за полночь. Мне снился корявый с вилкой в глазу и окро-вавленной мордой. Но он был живой и с дикой улыбкой терзал несчастных детей.

Я проснулся в половине девятого. На душе был тяжёлый осадок от увиденного вче-ра. Я поцеловал спящую Свету в губы. Она дёрнулась, открыла глаза и испугано устави-лась на меня. Когда девушка поняла, что я реальность, а не сон, опустила головуна по-душку и с облегчением вздохнула.
- Мне снился какой-то ужас. Я чуть с ума не сошла.
- Мне не лучше, как бы у на обоих крыша не съехала от всего. Ладно, давай вставать и пойдём на завтрак. Надо вернуть телик хозяйке.
Мы поднялись, умылись под умывальником, по очереди сбегали в синий теремок ря-дом с домом и пошли на завтрак. Сумку с кассетами и остальным содержимым я спрятал за туалетом в густой траве. Вокруг этого сортира на пять метров стояла такая вонь, что вряд ли кому захочется лазить там. Пистолет я спрятал за ремень за спину. Прикрыв про-сторной рубашкой.  Мы прошли через холл в столовую, по пути вернув видео двойку на место. Я бросил взгляд на обломки стула, лежащие в углу и улыбнулся.
Постояльцев действительно было не много, всего  занято три стола. За одним столом сидели три мужчины и бурно обсуждали какое-то восхождение в горы. За другим воссе-дало семейство из трёх человек: мама, папа, дочь. Они с усердием поглощали стоящую перед ними пищу. За столом у окна сидели две молодые девушки, лет двадцати и про что-то тихо хихикали.
Мы прошли к дальнему столу и сели так, чтобы видеть всё помещение. Еду разноси-ла сама хозяйка. Через пару минут она подошла к нам с большим подносом. Поставила на стол хлеб, кофе и по тарелке с жареной картошкой. С большого блюда она вилкой взяла кусочек мяса и небрежно бросила на Светкину тарелку. После этого выловила кусок, в два раза больше предыдущего и положила мне. За тем одарила меня похотливой улыбкой и добавила ещё один кусок. Эти её действия не укрылись от глаз Светланы. Она зыркнула на меня ревниво и поджала губку. Я замер, боясь, что моя вчерашняя секс бомба может что ни будь вывезти. Слава богу, что у неё хватило такта промолчать, но взгляд говорил о том, что она жаждет повторной встречи.
Дверь в столовую шумно распахнулась, и в неё вошли два крупных мужчины. У ме-ня кусок встал в горле, в одном из вошедших я узнал человека с кассеты. Света его узнала тоже, я заметил, как лицо её побелело и стало как мел, а от не давней ревности не осталось и следа. Они осмотрели всех сидящих, скользнули по нам глазами и остановили своё внимание на хозяйке. Похоже, они не искали нас здесь, а приехали за чем-то ещё.
- Эй, золото моё, удели нам внимание, а то мы торопимся.
Я ждал, что буфетчица нахамит бесцеремонным гостям, но к моему удивлению та отставила поднос в сторону и пошла вслед за ними. Проходя мимо сидящих у окна пред-ставительниц слабого пола, один из гостей попытался отпустить комплемент в сторону них. Девушки в ответ отпустили ехидную шуточку про полную недееспособность  муж-чин и громко заржали. Меня заинтересовала безропотность хозяйки. Я сказал своей спут-нице, что с час вернусь, и быстро пошёл за ними. Выйдя в холл, я направился в туалет. Я прикрыл дверь, оставив маленькую щель. Через пару минут из кладовки появилась хозяй-ка, за которой следовали мужики, неся в руках по две большие спортивные сумки. Один остановился, поставил сумки на пол, достал из кармана пачку денег и протянул женщине.
- На хозяюшка, послезавтра приедем опять.
- В любое время, - ответила та и отправилась в столовую. Я намочил руки и пошёл за ней. Войдя в столовую, я сразу подошёл к хозяйке и попросил тряпку вытереть руки. Та скинула с плеча полотенце и протягивая мне шепнула:
- Заходи не забывай.
Я не чего не ответил, а лишь загадочно улыбаясь, показал на Свету. Дескать, как по-лучится, не один ведь. Желания ещё раз повторить вчерашний подвиг у меня не было, но вокруг этой женщины крутятся наши враги. Значит через неё можно кое что выяснить.
Вернувшись к Свете, я рассказал, что видел из туалета.
- А шептались вы о чём? – спросила она, подозрительно меня оглядывая. Женщины всегда остаются женщинами, им всё измены мерещатся.
- Тряпку брал руки вытереть, - честно глядя прямо в глаза ответил я. Это была прак-тически чистая правда.
После завтрака мы вышли на улицу. На стене я заметил большую схему местных достопримечательностей.  По ней я определил, что не далеко находится горное озерко, в котором можно искупаться. Я предложил Свете прогуляться до него, хотелось просто раз-веется и поплавать.
Мы отправились туда по тропинке через лес, перед этим зайдя к себе и взяв остатки вчерашнего ужина и фляжку с остатками импортного поила. Путь лежал длинный, кило-метров пять, но торопится нам было не куда. Мне захотелось выяснить, что было в тех больших сумках, может это нам поможет в дальнейшем, только не знал как. Своими раз-мышлениями я делился со своей подругой:
- Свет, нам надо задержаться здесь на пару дней. Я думаю проследить за этими с сумками. Что они возят и от куда. К тому же о нас немного забудут в городе и может сни-мут пикеты на дорогах.
- А может тебя просто тянет к этой бабище? – завела она старую песню.
- Света, мне эта гром баба совершенно не нравится, но общаться с ней придётся всё равно. Я хочу через неё выяснить, что надо эти головорезам в этой глуши. Не зря они здесь крутятся. Здесь до границы через горы километров двести пятьдесят. Чем больше мы будем знать о своих врагах, тем легче их победить. Так, милая моя, я просто добываю информацию через разные источники.
- А твоя разведка предусматривает физический контакт с источником?
- Надеюсь, что нет, - шутливым тоном, уклончиво ответил я.
Часа через два пути впереди появилась водная гладь. Мы прошли еще не много, и вышли на берег небольшого, но очень красивого озера. Вид открывался изумительный: голубой круглый водоём на фоне ровного ряда высоких гор. Мы постояли, полюбовались красотами местного ландшафта, сделали по большому глотку спиртного, потом стали ис-кать место, где искупаться. То место, куда мы вышли, нам не понравилось тем, что вплот-ную к воде подходили низкорослые кустики, и не было места, где можно лечь позагорать.
Мы пошли по берегу, любуясь местными красотами и ища чего-либо похожего на пляж. Вдруг за кустами у воды послышались голоса.
- Мы тут не одни, давай глянем, кто тут ещё обитает - сказал я, и мы стали подкра-дываться к кустам, стараясь вступать по камням как можно тише.
Мы подошли к кустам и осторожно выглянули из-за них. На маленьком каменистом пляже, в метре у воды на большом надувном матрасе лежали те самые девушки, что мы видели в столовой. На них были надеты простые трусики, на одной красные, на другой чёрные, а на верхней части не было ни чего. Одна была крашеная блондинка средней пол-ноты с большими круглыми губами и довольно приличной попой. Другая, наоборот, ма-ленькая, худенькая, но грудь не особо уступала своей соседке по размеру. Волосы у неё были тёмно русыми, длиной ниже плеч. До них от нас было метра три, и я хорошо рас-смотрел их. Рядом стояла опорожненная бутылка вина. Они лежали, взяв друг друга за руки, и вели почти светский разговор:
- Как хорошо, что мы сюда приехали, ни кто не мешает, отдохнём от всех - сказала тёмненькая.
- Это точно, наконец-то мы вместе и одни, я давно об этом мечтала, ни каких назой-ливых псевдоподруг, только мы - согласилась блондинка, и невзначай положила руку на живот подруги.
- Это точно. Про нас наверно думают, что мы лесбиянки.
- Наплевать на всех, пусть думают что хотят. – блондинка провела по животу сосед-ки пальцем, рисуя замысловатый узор.
- Щекотно, перестань. А ты когда ни будь пробовала с другой женщиной?
- Нет, а ты?
- Я целовалась с одной девчонкой в школе. Непонятные ощущения, не такие как с парнями – худенькая закатила голову, видно вспоминая – А давай поцелуемся, попробуем как ощущения.
Они слились в сладком поцелуе, при этом обнимая, и поглаживая друг друга по спи-не.
- Пойдём, не будем мешать девушкам, им похоже хорошо вдвоём, - прошептала мне на ухо Света.
- Подожди, давай посмотрим. Где можно ещё увидеть прекрасных нимф в естествен-ной обстановке, - мне не хотелось пропускать зрелище.
- Ты бессовестный бабник, у вас мужиков одно на уме, за чужими бабами посмот-реть и пощупать их, если удастся. Все вы одинаковы. – Света прошипела мне это на ухо, но взгляд от ласкающихся женщин не отвела. В её глазах то же разгорался интерес. Я глу-боко убеждён, что в любой женщине всегда есть скрытая гиперсексуальность, которая при определённых стечения обстоятельств легко выйдет наружу. Если мужику с нормальной ориентацией будет противно смотреть на гомиков, то любая женщина к просмотру лезбишоу отнесётся с интересом. Это подтверждали горящие глаза Светки.
Тем временем перед нами как раз и разгоралось такое шоу. Девушки целовались, ласкали груди друг дружке руками.
- А мне нравится -  сказала блондинка.
- Мне тоже интересно, ложись, я тебя поласкаю по животу.
Блондинка легла на спину, а подруга  стала гулять по её телу языком, начиная от шеи и заканчивая низом живота, щекоча распущенными волосами нежную  кожу. Это вводило блондинку в сильный экстаз, спина её выгнулась, рот приоткрылся. Даже со своего места мы слышали стоны наслаждения. Нагуляв вдоволь, худенькая стала стаскивать блондинки трусы. Та напряглась и схватилась за них рукам.
- Не надо, мне стыдно.
- Расслабься, нас ни кто не видит, я сделаю тебе хорошо.
С этими словами худенькая девушка отстранила руки партнерши и, сняв с неё по-следнюю тряпочку, припала губами к полностью выбритой киске блондинки. Та издала сладострастный стон и больше не сопротивлялась. Худенькая работала языком, доставляя неимоверное наслаждения своей подруге. Но не забывала она и себя, её пальчик трепетал-ся  у себя в трусиках. Блондинка была уже на грани, тело её подрагивало, одной рукой она мяла свою грудь, а другой прижимала голову ласкающий её девушки к своему лобку. Худенькая вдруг оторвала своё лицо от подруги.
- Продолжай, я сейчас кончу, - взмолилась девушка.
- Я тоже хочу  - с этими словами худенькая скинула с себя трусики, и, развернув-шись, села своей писькой на лицо подруги. Та поняла, что от неё требуется, и припала к разведённым губкам ртом. Теперь в позе 69 они ласкали друг друга, при этом дрожа от подкатывающего оргазма. Блондинка ввела два пальца в щель сидящей сверху девушки и стала двигать их туда-сюда. Худенькая взвизгнула от удовольствия. Но первой пришла к финалу все же блондинка, она резко дёрнулась два раза, замерла на миг, и по её телу по-бежали судороги.  Кончив, она присосалась к клитору  подруги и заработала пальцами внутри дырочки худенькой с удвоенной силой. Та затряслась и выдохнув: «ой как хоро-шо» начала биться в истерике. Когда это кончилась она устало слезла с подруги, поцело-вала её в губы и сказала:
- Такое со мной впервые, ой как хорошо кончать, со своим я ни когда это не испыты-вала.
- А я с час обоссусь- сказала блондинка, вставая с матраса.
- И у меня сейчас уже из ушей вино потечёт.
Они встали с матраса, сели лицом друг к другу и я услышал журчание как минимум Ниагарского водопада.
- Пошли отсюда, здесь не на что больше смотреть, - сказала Светка и потащила меня в лес. Глаза её возбуждённо горели, а щёки покрывал нежный румянец. Я протянул ей фляжку, и она жадно сделала два больших глотка. Мы пошли искать другое место для ку-пания.
Я решил подразнить свою спутницу.
- Ты тоже так же играла со своими подругами?
Светка вдруг стала ещё краснее и ответила с вызовом:
- Да, было пару раз, Я убеждена, что истинное наслаждение женщине может доста-вить только женщина.
- Да что ты говоришь.
С этими словами я прижал девушку к дереву и без лишних движений запустил ей руку под юбку. К своему удовлетворению я заметил, что трусики моей подруги влажные, а сквозь них прорывался жар пылающей киски. Я отодвинул ткань и провёл рукой по со-чившейся нектаром щёлке. Света так и села на мою руку.
- Ой, да ты вся течёшь, где же будешь искать девочку, чтобы она оказала тебе пер-вую помощь.
Я вынул мокрые пальцы и показал ей. Светка смотрела на меня пьяными глазами. Она неожиданно облизала их и впилась мне в губы своими губами. Я почувствовал во рту пьянящий вкус её желания, смешанный со спиртным. Светка быстро расстегнула мою ширинку, вытащила уже готового к бою моего друга. Она помяла его рукой, затем посадила меня на стоящий рядом высокий пенёк спиной к дереву. Я оказался в полусидящем  положении. Светка завелась не на шутку. Не говоря не слова, она задрала юбку, отодвинула полоску трусиков и со стоном насадила себя на мой сучёк. Я залез руками под футболку и стал мять её груди. А эта бестия продолжала нанизывать себя на меня, стараясь сесть с каждым разом как можно глубже. Я уже чувствовал, что упираюсь в самое дно её грота. Девушка стонала от наслаждения. Её уже не интересовало ни чего вокруг. Она уверенно шла к своей цели, точнее к своему «концу». Я, желая помочь ей, положил свой указательный  палец себе на лобок. Теперь при каждом ударе она тёрлась клитором о костяшку пальца. Это похоже ей понравилось, Она всем весом села на меня, сделала два, три колебательных движения бурно кончила, издав победный рык. За тем слезла с меня, тяжело дыша, отошла на шаг в сторону и сказала хмельным от вина и удовлетворения голосом:
- А тебе, похоже, нравится смотреть, как писают женщины. На, смотри.
С этими словами она задрала подол юбки до грудей, расставила ноги и пустила большую струю. Наверно, когда она на мне прыгала, то намяла мочевой пузырь, и ей срочно потребовалось его опорожнить. Но она забыла, что перед сексом не снимала тру-сики. Струя ударила в них и стала пробиваться в разные стороны, растекаясь по ляжкам. Светка заметила это, но махнула рукой и продолжала своё мокрое дело. Когда всё с неё вытекло, она смешно тряхнула попкой, стряхивая последние капельки. Тут она заметила торчащий у меня из штанов коли и сообразила, что что-то не закончила. Присев на коле-ни, она взяла его в рот и несколькими сосательными движениями довела меня до вершины блаженства. Я разрядился ей в рот с огромным удовольствием. Она проглотила семя, даже не поморщившись, а на оборот смакуя. Мне повезло, моя возлюбленная, похоже, относилась к тому редкому исключению среди себе подобных, которым нравится мужская сперма. Я нежно поцеловал мою озорницу и мы, обнявшись, пошли купаться.

Мы нашли хорошее место с небольшой площадкой из мелкого камня рядом с водой. Раздевшись, мы бросились в воду, которая оказалась холоднее, чем в море. Нас это не смутило, и мы долго с наслаждением плавали. Правильно говорят, что всё живое вышло из воды, тяга к ней прослеживается всегда.
После мы легли на землю отдохнуть. От холодной воды Светка протрезвела и, похо-же, испытывала некоторый стыд за то, что недавно вытворяла. Она лежала рядом отвер-нув  голову и стеснялась посмотреть мне в глаза. Я нежно обнял её и, целуя в шею и пле-чо, сказал:
- Не терзайся, всё было так великолепно. Надо давать когда-то выход своим желани-ям, ради этого мы и живём. Разрядка нам сейчас необходима. То, что ты делала, ты делала для нас, тебе и мне понравилось, значит всё так и должно быть. Я люблю тебя моя ра-дость. Ты единственный луч света среди того дерьма, что нас окружает.
Света повернулась ко мне и мы поцеловались. Потом она сказала:
- Я не знаю, что можно, а что нельзя. Со мной всё это происходит впервые. – Её про-рвало на откровенность – Ты у меня первый, но это не значит, что я не думала об этом и не представляла, как это должно происходить. Я не правду сказала, что считаю женщину лучшей любовницей. Я пробовала с одной подругой и мне, конечно, понравилось, хоть что-то, чем не чего. Но всё равно я мечтала не об этом. Я ложилась на кровать и представ-ляла, что со мной вытворял мужчина. У меня не было его твёрдого образа, но желания были вполне реальные. Я лежала и ясно видела, что он меня или дерёт во все щели, или нежно любит, ублажая все мои похоти.
- А твой пальчик при этом находил заветную точку и помогал тебе яснее видеть эти картинки.
Света уставилась на меня не мигающими глазами. Я решил ответить откровенностью на откровенность:
- Знаешь, Светочка, когда я  тебя в первый раз увидел?
Она с непониманием смотрела на меня.
- Ну, тогда с тазиком у нашей комнаты.
- Нет, ты не знаешь. Я приехал в этот посёлок не в первый раз. Мы приезжали сюда с друзьями раньше, и как-то гуляя по берегу, нашли замечательный, скрытый от всех пляж. Я приехал за день до нашей встречи в доме, пошёл на этот пляж и что я там увидел, как ты думаешь?
Светка хлопала ресницами, что-то вспоминая. Тут до неё дошло, и ярко красная краска стала заливать её лицо до самых ушей.
- Ты! Ты наглец бессовестный, как ты мог, ты подглядывал за мной. Да ты сексуаль-ный маньяк, который только что и делает, что подглядывает за женщинами и насилует их.
Она набросилась на меня с кулаками и стала колотить по мне. В голосе её не было злобы, просто она хотела замять свою неловкость. Я смеясь, отбивался от неё.
- А что мне оставалась делать, когда я пришёл на своё место, а оно оказалось заня-тым, да к тому же там было такое увлекательное зрелище.
- И ты не разу не сказал мне об этом.
- Как я должен был сказать. Разве когда ты несла стирать свои трусишки, я бы зая-вил: «Извините, девушка давайте познакомимся, а то вы мне так понравились вчера, когда ласкали свою киску». Интересно, что бы ты мне ответила на это. Наверное, я бы получил тазом по голове, а твой милый предмет нижнего туалета висел бы у меня на ушах.
- Нет не на ушах а на твоём бессовестном члене,  -  прокричала Светка мы одновре-менно с ней начали хохотать. Нам было весело и легко. Мы провели чудесный день, и как будто не было садистов-убийц издевающихся над детьми, убитой Ноны и вообще ни чего из тех ужасов, что мы пережили за последние дни.
Мы вернулись на турбазу ближе к вечеру, и пошли  на ужин. Мужчин не было, по-хоже они пошли на восхождение в горы. Две милашки сидели и смотрели друг на дружку как-то по особенному. Наверно их отношения теперь перешли в новое русло. Мы прошли и сели за свой столик.  Еду подавала та же хозяйка. Она не двусмысленно стреляя в меня глазками. Я отворачивал глаза, не хотелось после такого дня думать об этой секс-бомбе. Потом из кухни вышла худая  невысокая женщина смахивающая на не русскую, одетая в белый халат. Наверно это была повариха. Она позвала хозяйку и та скрылась за дверью в кухню. Я заторопил Свету, намекая что хочу в туалет. Мы быстро встали и ушли, мен не хотелось ещё раз встречаться с этой буфетчицей. В моих глазах она могла почувствовать холод, а мне пока не хотелось портить с ней отношение, надо было выяснить, что за сумки хранятся у неё в кладовке.
Мы пришли к себе и сразу забрались в постель, у Светы, наверно с похмелья, разбо-лелась голова. Она уснула у меня на плече, а я ещё долго гладил её по нежным волосам. Я размышлял над тем, что могли хранить здесь бандиты, и как это выяснить. Всё же наверно придётся идти ещё на одно свидание, но желания не было. Светке правду сказать я не решался, опасаясь вполне понятной реакции. Врать ей тоже не хотелось, не заслуживает она этого. Надо будет попробовать без полного контакта, хотя глядя на этого сексуального монстра, сделать сиё будет не легко. Теперь другой вопрос, что делать дальше. Надо пробираться в какой ни будь большой город, где есть отделение ФСБ. На ФСБ оставалась последняя надежда в защите нас от бандитов и ментов. Но до ближайшего областного центра от сюда километров пятьсот и преодолевать их не на чем. Везде тупик.
Я так и уснул с тяжёлыми мыслями, не придумав ни чего интересного.
Я проснулся, когда Света уже встала. Когда я понял, чем она занята, меня чуть не пробил смех. Света справляла малую нужду в раковину, не понятным образом на неё взгромоздясь.
- Да, не зря нас тётка предупреждала, видно прицинденты были.
Она вздрогнула и сказала:
- Чего пугаешь, отвернись бесстыжий. Ну куда я пойду, на улице дождина, а я похо-же простудилась вчера, сопли потекли и голова каменная.
Света слезла с раковины подбежала к кровати и залезла ко мне под одеяло. Она дей-ствительно была горячая. Этого нам только не хватало.
- Виталь, я на обед не пойду, ты принеси мне чего ни будь, ладно.
Я встал, оделся и пошёл в столовую. С одной стороны она мне облегчила задачу, можно будет переговорить с хозяйкой, не боясь быть заподозренным в измене.
На завтрак я опоздал на целый час. Со столов давно было убрано, а хозяйка восседа-ла на своём месте пялясь в телевизор. У видев меня, она броворчала:
- Чего опаздываешь, завтрак закончен.
- А я специально не торопился, - сказал я улыбаясь во весь рот. – Хотел стобой по-болтать наедине.
- Ну пойдём тогда, покормлю тебя. Только пойдём на кухню, а то в столовой уже примыто.
Мы прошли на кухню, я сел за не большой столик, а тётка пошла смотреть по каст-рюлям, что осталось.
- А что твоя не пришла стобой?
- Да заболела она, у тебя нет ли чего от гриппа, да и поесть если дашь с собой, не обижусь.
- Ну потом посмотрю, - небрежно ответила та, ставя мне на стол тарелку с гречневой кашей с мясом.
Пока я ел, мы болтали о всякой ерунде. Я хотел перейти к мужикам и кладовке, но не знал как. За то у тётки все разговоры крутились вокруг одной темы. Наверно она по жизни была не удовлетворенной. Она вдруг заговорческим тоном стала мне шептать. Как ей тут плохо без мужика, что ни кто не разделяет её одиночество долгими ночами. Ну разве только Ситарка, ну повариха, останется переночевать. Вот и играют с ней в карты целую ночь. Рассказала, что она полукровка и одинокая, что жена её брата, что тоже мужика хочет. Муж её не трогает, т. к. импотент. Ну в общем, всё равно сводила к одной теме. Я решил вставить вопрос:
- Раз всё так плохо, может вам вдвоём скооперироваться, женщина женщине помочь в таком деле может.
- Отстань, пробовали мы. Смотрели раз порнуху, так обоим захотелось, что хоть на стенку лезь. Стали друг дружку миловать, да ни чего не вышло. Так и догонялись каждая по-своему.
Тётку понесло на откровенность. Я уже покончил с завтраком  и решил «гуляя» во-круг этой темы, хоть что-то узнать.
- А вчера мужики приходили к тебе, они что, несчастную женщину не могут ува-жить.
Вопрос мой подозрения не вызвал. Хозяйка махнула рукой и сказала:
- Это торгаши, они приезжают на пол часа и сразу назад. Одни товар привозят, дру-гие увозят, им всё некогда.
- А что за товар?
- Не знаю, они хорошо платят за место в кладовке, а что у них там – мне всё равно. Один ты меня порадовал, давно мне так хорошо не было. Мужики на меня не смотрят, говорят я огромная, грубая и не сексуальная. – она вытерла слезу полотенцем – А я ведь нормальная, здоровая баба. Я злая такая от неудовлетворенности. Вот ты меня зарядил, теперь мне на долго хватит. Я  восемь месяцев назад в город ездила, там последний раз с мужиком и спала, да и то дохлый попался, как кролик отдрыгался и бежать. И то вспоми-нала долго.
Да, похоже не сладко живётся бабе, не удовлетворенная женщина дичает.
- А на чём ездила? – спросил я, желая выяснить маршруты здешнего транспорта.
- Как на чём, на машине конечно, у меня «волга» старенькая, но сделана хорошо. Тут в селе мастер есть, так он мне её всю починил.
- А ты мне её не сдашь в аренду, покататься хочу по здешним местам. Я хорошо за-плачу.

Женщина встрепенулась, она почувствовала, что мне от неё что-то надо.
- Денег мне твоих не надо, я своих могу тебе дать. Ты мне услугу окажи – она заду-малась, наверно прикидывая, какую позу запросить. Как мне не претило предстоящее, но машина была жизненно необходима. Я уже стал настраивать на неизбежное, но то, что предложила хозяйка, меня поразило наотмашь. – Ты Ситарку, родственницу мою трахни, а то она совсем изведётся. Я ей про тебя рассказала, так она даже заплакала. Она женщина хорошая, только худая страшно, поэтому мужики на неё и не смотрят.
Ну вот дожился, меня уже используют, как проститута. Я растерялся, не зная, что де-лать. Этим заниматься по приказу я как-то не пробовал, другу в штанах ведь не прика-жешь. Да что последнее время со мной происходит, полоса невезения. Единственная ра-дость, Светка, да и ту обманывать приходится. Я понял, что это слишком. Я просто не смогу. Но в слух произнёс:
- Что поделаешь, не бросишь же женщину в беде.
- Ну вот и молодец, с час я её пришлю.
Хозяйка быстро ушла, а через пятнадцать минут в кухню вошла кухарка. На вид ей было лет тридцать с небольшим. Одета женщина была во всё чистое и благоухала дороги-ми духами явно в излишней дозе. Ростом она была мне по грудь, худая, но с очень широ-ким тазом. Женщина взяла меня за руку и повела в дальний угол кухни за плиты. Там она стала тереть рукой по моей ширинке, пытаясь возбудить. О поцелуе я даже и не думал. Потом она резко задрала подол своей длинной юбки. Трусов там не было. От того, что я там увидел, упадёт даже деревянный протез. В районе бёдер выступали тазовые кости, от которых шли тоненькие кривые ножки, как будто женщина сидела на лошади лет сто и только ради меня с неё слезла. Но это было не самое страшное. Как выглядит бритва, она наверно не знала, т. к. от пупка до середины ляшек  здоровым пятном чернели длинные кудрявые волосы.  Видя, что ни чего не действует, та опустилась на колени, расстегнула мне ширинку и достала мой член, собираясь взять его в рот. Я испугался за своё хозяйст-во, поэтому развернул кухарку спиной к себе и положил животом на стол. Я понимал, что машины мне ни видать, как собственных ушей. На такой ужас может встать только у сле-пого, да и то по запаху. Но тут мой взгляд остановился на толстой резиновой скалке. Я, не долго думая, взял это орудие труда, смазал его в стоящем рядом растительном масле, и вогнал в её щель на сколько мог. Женщина вскликнула, расставила ноги и стала насажи-вать себя на эту резиновую штуку. Поняла она, что это такое или нет, я не знаю. Я стал работать фалозаменителем, как отбойным молотком. Кухарка извивалась и кряхтела. Я повернул голову и увидел стоящую с другой стороны плиты хозяйку. Она с интересом смотрела на мои действия, и, расставив ноги и задрав подол, теребила у себя в трусах. Ли-цо моё свела судорога, я готов был заржать как лошадь Пржевальского. Если это заснять, то Оскар обеспечен за «самый эротичный клип в дурдоме». Как не странно, но две подру-ги кончили одновременно. Я быстро вынул скалку и положил её на место. Кухарка встала, поправила подол, одарила меня благодарной улыбкой и быстро удалилась. Ну, может хоть на том свете зачтётся за помощь обделённым.
Ко мне подошла хозяйка. Я ждал грома и молнии за обман, но всё произошло с точ-ностью до наоборот.
- Ты не переживай, на неё не у одного мужика не встаёт. И брат мой импотентом стал, глядя на такое. – женщина тяжело вздохнула -  Ты молодец, не растерялся. Дай я тебя отблагодарю.
Я хотел отказаться, но было уже поздно. Тётка взяла меня под мышки, и, как пушин-ку, поставила на стол так, что моя расстёгнутая ширинка оказалась на уровне её рта. С ви-дом, не терпящим возражений, она достала моего вялого друга, взяла его в рот и начала посасывать. Живая плоть откликнулась на движения женского языка и стала расти у неё во рту. Сосала она осторожно, видно боясь укусить. Я выстрелил в рот хозяйке буквально через минуту, не испытав ни каких эмоций. Она сплюнула жидкость на пол со словами:
- Не люблю я ваше добро, соль сплошная, – за тем достала из кармана ключи и бу-мажку – Машина в гараже, бензину полный бак. Я тут тебе бумажку написала, в округе, если менты остановят, покажешь. У меня старший брат в деревне начальник над ними, они мою подпись хорошо знают. И брату я позвонила, сказала, что машину одолжила хо-рошему человеку, он обещал своих предупредить.
- Спасибо, а как на с чёт лекарств и поесть с собой.
- Поесть я тебе собрала, у меня на столе лежит. И таблетки там в аптечке посмотри, только лучше любых лекарств горячий мужик, всю хворь как рукой снимет.
Я вышел в холл, взял пакет с едой, в аптечке выбрал нужные таблетки и побежал быстрее к Светке. Хоть верность ей  я практически сохранил, но задержался часа на полтора, а это хорошего не предвещало. Но победителей не судят, хоть я не узнал, что в сумках, зато мы теперь на колёсах, да ещё с ксивой сестры начальника милиции. Можно было к этому начальнику сунуться с кассетами, но боюсь, не уедем мы отсюда не куда, у этого начальника другие начальники есть.
Когда я вошёл к себе в комнату, то сразу нарвался на суровый взгляд Светки. Я по-нял, что с час меня будут бить, возможно даже ногами.
- Свет, я раздобыл машину, теперь мы та колёсах, - сказал я целуя её в щёку. Та от-вела лицо и ехидно сказала:
- Ну и чего тебе, кобелина, стоила эта машина? – в глазах её сверкала ревность, она готова была меня разорвать – Сколько калорий потерял, добывая её в трудах праведных.
- Света, я чист как стекло, просто долгая беседа по душам.
- А нашептывал ты этой крысе на ушко. От тебя духами прёт, как от дешёвой про-ститутки, - Она того не подозревая, попала в цель. Именно этим словом меня можно было назвать.
- Не надо так, я правду не  в чём не виноват, - я попытался обнять разгневанную воз-любленную. Она оттолкнула меня, выкрикнув:
- Больше не дотрогайся до меня, еще заразишь чем разведчик хренов. Я тебе верила, а ты… - она отвернулась от меня. Я понял что с час бесполезно с ней разговаривать, надо ждать, когда успокоится. Я положил перед ней еду и таблетки. К еде Света не притрону-лась, выпила две таблетки и легла спать лицом к стене, не проронив не слова. Не хватает только серьёзно поссорится. Ладно, может отойдёт, в данной ситуации совесть моя, прак-тически, чиста.
Света спала, укрывшись с головой  одеялом. Я ушёл в гараж, чтобы не мешать. Ста-ренькая «двадцатьчетвёрка» выглядела вполне прилично. Я завёл двигатель, послушал, как он работает и остался доволен. В бардачке я нашёл подробную карту этих мест. Карта явно была служебной, наверно сестра взяла её у брата. Я разложил её на капоте и принял-ся внимательно изучать. Я хотел завтра, когда бандиты приедут за очередной порцией то-вара, проследить за ними, поэтому старался запомнить все дорожки и тропочки, которые были указаны на карте.
Подошло время обеда. Я не стал будить Свету и сходил в столовую один, за тем от-правился к себе в комнату, неся порядочный пакет с едой для моей больной подруги.
Светка лежала спиной к стене, согнув ноги в коленях. Я заметил, что она уже про-снулась. Я разделся полностью и залез к ней под одеяло. Девушка лежала в абсолютно го-лая. Я хотел прижаться к ней, но она резко дёрнула задом так, что чуть не скинула меня с кровати. Я отступил и погладил Свету по спине. Она не реагировала, хотя и не возражала. Я стал осторожно кончиками пальцев прогуливаться от её шеи до поясницы и обратно. После третьего круга, когда гулял в нижней части поясницы, я заметил что по телу девушки пробежала дрож и она чуть прогнула спину. Окрылённый надеждой я, продолжая работать рукой, начал покрывать поцелуями спину подруги.

<a href="http://meganudist.com/raskazy-nudistov/3261-otpusk-na-more-ochen-interesnyy-rasskaz-chast-tretya.html" target="_b


  • ero_a01ero1fuck3huyotsoss001s003
    s005s008s009s010s042s043s052
    s056s091suckbananatitshappylovesmile2
    smile13smile15smile16smile25smile26smile37smile42
    smile45smile67smile74smile77smile79
Поставьте галочку:*