» » Отпуск на море - очень интересный рассказ

Отпуск на море - очень интересный рассказ


Я приехал в небольшой посёлок у моря в воскресение днём. Приехал один, т.к. же-ной ещё не обзавёлся, а друзья - Серёга с женой Ольгой, - с которыми мы собирался ехать на моей машине, поехать не смогли по довольно банальной причине. Ольга оказа-лась беременна, и они не стали рисковать своим бедующим потомством. Я, честно говоря, особо и не расстроился. Приключений на море и одинокому мужику хватит.

 

Сняв в одном из домов маленькую комнатку с отдельным входом с задней стороны двора, я отправился на море. До берега на прямую от посёлка было 10 минут ходу пеш-ком. Там барахталась в воде основная толпа проживающих в посёлке отдыхающих. Мне, честно говоря, не захотелось идти на общий пляж. В предыдущие приезды в это посёлок я обнаружил за скалистым утёсом изумительное место. Оно было скрыто от посторонних глаз, и поэтому о нём мало кто знал.


Это местечко представляло собой маленькую, всего метров двадцать в длину и ши-рину, песчаную полоску, уходящую в море. Со всех сторон пляжик был окружён отвес-ными скалами, и проход к нему был достаточно запутанный. Мы обнаружили это место пару лет назад, когда с Серёгой и Ольгой болтались по побережью. Ходьбы до него от по-сёлка было минут сорок, но зато там всегда было пусто. И вид на море был изумительный, кругом голубое раздолье и только небольшой скалистый островок виднелся примерно в километре от берега. Такое чувство, что ты находишься на необитаемом острове. Так и хотелось раздеться и бегать голышом. Бессовестная Ольга так и делала. Когда мы первый раз оказались там, она скинула верх купальника и щеголяла перед нами в одних плавочках, сверкая своими не слабыми грудями. Не укоризненные взгляды Серёги, ни мой потупленный взгляд не трогали её, и мы вскоре привыкли к этому. Слава богу, Серёга оказался не ревнивым, а может, просто доверял мне. Бродя по острову, мы нашли небольшую пещерку, которою сразу и не заметишь. Она находился за большим камнем и глядя в её сторону камень сливался со скалой. Когда Ольге с Серёгой хотелось срочно уединится, Ольга брала мужа под руку и так скромно говорила:


- Милый, проводи меня пописать.


Возвращались они довольные и счастливые, а я глотал слюнки.
Ну вот, Серёга с Ольгой остались дома заниматься своим будущим потомством, а я один шёл по узкой тропе на наше место. Над головой летали жирные морские чайки. Чуть в сторону располагался огромный виноградник, простилающийся на сколько было видно глазу. Я свернул в узкую щель в скалах и стал извилистыми лабиринтами пробираться на свой пляж. Почти перед самым выходом на песчаную площадку, я к удивлению для себя обнаружил, что моё место занято. Я сразу скользнул за большой камень в стороне и стал рассматривать, кто же это захватил мой плацдарм. В море, примерно в пяти метрах от бе-рега, плескалась симпатичная девушка. На берегу лежала её одежда, рядом было рассте-лено просторное одеяло, над которым нависал пляжный зонтик. Под зонтом стояли бу-тылки с какими- то напитками, и пакетик ещё с чем-то. Девушка плавала то на спине, то переворачивалась на живот. Я достал из сумки свой морской бинокль, подаренный мне знакомым моряком, и приложил его к глазам. Бинокль значительно сократил расстояние между мной и плавающей русалкой. Я увидел, что девушка была по пояс голая, и когда она плавала на спине, над водой возвышалась её довольно приличных размеров грудь. Я невольно залюбовался таким зрелищем.

 

Тем временем, прекрасная захватчица моего ост-рова нанежилась в воде и пошла на берег. Когда она подошла к своему лежбищу, я смог как следует рассмотреть её. Девушка была высокая, с милым личиком и довольно прилич-ной фигуркой. Про такую не скажешь – кожа да кости. Загар на ней был равномерный, значит девчонка обитает здесь не первый день. На ней были надеты простые прозрачные женские трусики- бикини, и сквозь их мокрую ткань просматривался приятный бугорок с уходящей вниз щёлкой. Капельки воды, скатываясь с неё, блестели на солнце придавая ей вид сказочной красавицы. Я устроился поудобнее и стал наблюдать, чувствуя себя Робин-зоном, наблюдающим за дикарями. Девушка взяла полотенце и вытерла волосы. После этого она сделала несколько глотков из бутылки, (я разглядел, что это было пиво), и легла на одеяло ко мне ногами. Находясь несколько выше её, я прекрасно видел всё её грациоз-ное тело и спокойное лицо с закрытыми глазами. Так она пролежала минут двадцать, и мне это уже стало надоедать. Я начал обдумывать, что делать дальше – выйти на пляж или убраться восвояси. Конечно подмывало выйти. Я решил, что не стоит пугать это милое создание, и собрался вернуться назад. Найду я место, где ещё можно искупаться.

 

Вдруг рука девушки медленно поползла по телу и остановилась на нижней части живота. Я прильнул к биноклю и решил подождать, что будет дальше. Рука не долго была непод-вижной. Пальчики её нежно перебирали кожу внизу живота у самой резинки трусиков. Дальше началось самое интересное. Девушка слегка подогнула ноги в коленках и развела их в стороны. Рука медленно скользнула между ног и стала поглаживать узкую полоску ткани как раз там, где находится самое интересное для мужиков место. После нескольких таких поглаживаний пальчики аккуратно отодвинули тонкую преграду и открыли моему взгляду прекрасную розочку. В бинокль я хорошо рассмотрел розовые лепесточки этого цветка. Девушка стала теребить эти лепесточки, скользя вверх вниз по всей расселине. Вдруг пальчик застыл в самом начале тёмной пещерки, видимо нащупав заветную точку. Девушка стала делать аккуратные круговые движения вокруг этой точки. Спина ей чуть выгнулась, приподняв загорелую грудь. Движения становились всё увереннее и чаще. У меня перехватило дыхание от увиденного, а мой товарищ в штанах уверенно пошел вверх. Другая рука девушки легла на грудь и стала пальчиками теребить сосочек, который сразу откликнулся на эти движения, превратившись в маленькую круглую ягодку. Девушка уже всем телом вторила своим движениям. Грудь её вздрагивала, голова слегка запрокинулась назад, а спина выгнулась, чуть ли не в мостик. Пальчик между ног уже бился как заведённый, то слегка утапливаясь в щёлку, то возвращаясь на прежнее место. Я понял, что кульминация не за горами и не ошибся.

 

Девушка вдруг замерла на секунду, и по телу её побежали сладкие судороги. Она дёргалась в конвульсиях несколько секунд, продолжая вдавливать в себя умелый пальчик. Наконец телу пробежала последняя сильнейшая волна, подкинувшая её вверх, и юная безобразница устало откинулась на одеяле, опустив уставшие руки. В бинокль я увидел, как из щёлки вытекла большая капелька сладкого сока.
От всего увиденного у меня пересохло во рту, а в штанах вот, вот мог случиться взрыв. Не часто увидишь вот так запросто удовлетворяющую себя девушку. Хорошее на-чало отдыха – первый день и такое представление. Девушка видно чувствовала себя в полной безопасности, поэтому спокойно лежала и расслабленно принимала солнечные ванны. Я не торопился открыть своё присутствие, понимая, что из этого ничего хорошего не получится. Не хотелось спугнуть очаровательную дикарку.


Тем временем, девушка поднялась, допила из бутылки пиво и стала собирать свои нехитрые пожитки. Свернула зонтик. После этого уложила в просторную сумку сложен-ное одеяло и какие-то пакеты. Туда же она положила и пустую бутылку. Молодец! – по-думал я, - не засоряет мой остров. Надев на себя лёгкое коротенькое платье, девушка на-правилась в мою сторону к выходу. Я присел между двумя камнями и стал наблюдать в узкую щель между ними, не боясь быть обнаруженным. Не доходя до меня метра четыре, девушка вдруг о чём-то задумалась. Потом, положив на камни возле себя сумочку и зон-тик, она приподняла подол своего платьишка, слегка расставила ножки, и стянув с себя трусики присела на корточки. Видно выпитое пиво дало о себе знать. Я увидел, как из прекрасной раскрывшейся раковинки на камни потекла солидная струйка жидкости, раз-биваясь мелкими брызгами. Часть этих капелек попала ей на ноги, обутые в летние тапоч-ки. Постепенно напор ослаб, и остатки тоненьким ручейком через те самые розовые лепе-стки потекли по её кругленькой попочке, затем стекая на землю. Когда источник иссяк, девушка чуть приподнялась, стряхнула с попки остатки жидкости, надела на место труси-ки и привычным движением поправила подол платья. Она сделала это так естественно и просто, что я невольно залюбовался этой, вполне естественной, приземлённой картиной, а в штанах моих уже начавший успокаиваться вулкан возник с новой силой. Я с трудом сдержался, что бы не выскочить из своего укрытия, и проводил искусительницу взглядом , пока она не скрылась в скалистом проёме.

 

Я вышел из своего укрытия и, наконец, отправился к морю. Быстро раздевшись, я с разбегу бросился в воду, чтобы остудить свой пыл. Я плавал и размышлял об увиденном. Интересно всё же ведут себя в естественных условиях потомки Эдемовской Евы.


Наплававшись вдоволь, я вышел на берег и улёгся на песок. Солнце катилось к зака-ту и скрылось за скалой, отгораживавший этот островок от остального мира. Я сожалени-ем понял, что позагорать мне сегодня не удастся. Пришлось подниматься и, сполоснув-шись в море от налипшего песка, отправляться восвояси.


Придя в свою комнату, я, на скорую руку перекусив, разделся и лёг спать. Длинная дорога давала о себе знать. Засыпая, я думал, какие ещё сюрпризы подготовила мне жизнь в этот приезд на море.


Первый приятный сюрприз ждал меня утром, когда я отправился утром к хозяйке дома отдать задаток за проживание. Выходя из её части дома, я нос к носу столкнулся со вчерашней своей дикаркой. Она выходила из двери напротив, одной рукой держа приличного размера, эмалированный тазик с каким-то бельём в воде, а другой пыталась прикрыть за собой дверь. Последняя ни как не хотела закрываться, и поэтому девушке пришлось помогать себе второй рукой, прижав свою ношу к стене. Тазик выскользнул и я только успел его подхватить, чтобы он не грохнулся на пол.


- Ой, спасибо – залепетала девушка - я так вам благодарна. Если бы вода пролилась то эта грымза мне бы вставила. Она такая вредная. Я нет за что бы к ней не поселилась, но она берёт плату не так дорого, как другие.
- Не за что, - ответил я просто, и не собираясь терять такой удачный шанс, сразу по-шёл в наступление – А вы в награду не согласитесь со мной прогуляться сегодня на море?
Девушка, забирая у меня тазик и прикрывая его корпусом, смерила меня тревожным взглядом, как-то натянута улыбнулась и сказала:
- Может быть. Только вот постираю бельё.
Я заметил в тазике как раз те трусики, которые так красиво сидели на ней вчера, и понял, почему эта очеровашка пыталась укрыть его от меня скрыть.
- Ну, до встречи через пол часа у калитки – сказал я и отправился к себе в комнату собираться.
Где-то через час, ну какая женщина не опаздывает, девушка выбежала из калитки дома. На ней было то же платьице, что и вчера. Но я заметил на шее вазочки купальника. Да, вчерашних красот мне сегодня не видать. Подойдя ко мне, она приветливо улыбну-лась:
- Ну, теперь я готова. Давай хоть познакомимся для начала. Меня зовут Света. А как тебя, мой спаситель? – она очень просто перешла на ты.
- Виталий – ответил я, беря у неё зонтик, и спросил – Куда пойдём?
- Есть тут у меня укромное местечко за скалами, только туда идти дальше. Но зато там никого не бывает.
- Ну что ж, веди в своё укромное место – согласился я, скромно умолчав, что был я там не далее, как вчера. – Пока идём, что ни будь расскажешь интересного о себе.


Мы отправились в путь. По дороге Света коротко рассказала мне о себе. Студентка, учится в одном из институтов в Москве. Копила деньги на отдых целый год, откладывая от и так не большой стипендии. Приехала одна, но со дня на день должна подъехать под-руга, у которой остались какие- то долги в институте, и та застряла, решая проблемы с вредными профессорами. Поведала, что скучно одной. На пляже к одинокой девушке пристают всякие скользки личности с недвусмысленными предложениями. Пришлось искать уединения, так и нашла это укромное место. Я тоже поведал в двух словах о себе, и выразил удовлетворение от нашего знакомства.


Так, за разговорами мы быстро добрались до нашего пляжа. Я быстро разделся, ски-нув с себя всё, кроме плавок. Света достала из сумки одеяло и быстро расстелила его. Я взглянул на знакомый рисунок и вспомнил свою вчерашнюю слежку. По середине полот-на я заметил маленькое пятнышко. Наверно от следов вчерашнего сока, подумал я. В па-мяти у меня возникла вчерашняя картина, и в плавках началось активное шевеление. Что-бы скрыть это я присел на корточки и сделал вид, что поправляю одеяло. Мои неловкие движения не остались незамеченными, и игриво хихикнув, девушка побежала в воду. Я естественно рванул за ней. Мы долго плавали, гоняя друг от друга, брызгались и дурачи-лись. Потом вы вышли из воды и легли на одеяло, которое было достаточно просторное для нас двоих. Принимая солнечные ванны, мы болтали о всякой ерунде, рассказывали друг другу неприличные анекдоты. Я не делал ни каких движений в сторону сближения наших отношений, и Света совершенно успокоившись, сияла мне своей дружелюбной улыбкой. Нельзя сказать, что мне не хотелось. Особенно когда она ложилась на одеяло животом вниз, и краешки лифчика оттопыривались от тела. В этом случае моему взгляду открывались красивые груди со сжатыми в шарик от прохладной воды сосочками. Я про-сто не хотел форсировать события. Так прошёл весь день.


Мы вернулись домой и дружески попрощались у калитки, договорившись встретится на следующий день.


Так же весело и беззаботно прошли ещё три дня. Мы купались, загорали, гуляли по берегу, собирая красивые ракушки. Было легко и хорошо. Света осмелела в поведении со мной, и я стал замечать в ней характер озорной повесы, способной на разные шалости. Она могла шлёпнуть меня по заду, якобы в наказательных целях за пошлую шутку. Как-то раз, купаясь на мелководье, она как бы ненароком стащила с меня плавки и мои причин-далы, сморщенные от холодной воды, оказались на виду.


- Ой, какой птенчик, прямо как у младенца, только в гнезде – весело смеясь, вос-кликнула она, чем вогнала меня в красу. Гнездом она назвала мои кудряшки. Я сразу плюхнулся в воду и стал натягивать плавки на место.


Один раз у нас произошёл интересный разговор на щекотливую тему. Началось всё само собой. Как всегда мы валялись на одеяле у моря. Мы в шутку разговорились про от-ношения между мужчинами и женщинами, благо языки развязались от распитой бутылки домашнего виноградного вина. Я сказал, что в этих отношениях секс на первом месте. Света отчаянно стала доказывать, что это не так. Я подзадоривал её, вставляя разные до-казательства женской слабости на передок. Распалившись не на шутку, Света вдруг с вы-зовом выкрикнула:


- Если бы всё было по твоему, то я давно была бы не девочка! – и тут же запнулась, поняв, что слишком откровенна. Она опустила глаза, и щёки её покрыл лёгкий румянец. Потом взглянула на меня и тихо добавила:
- Не нашёлся ещё тот, кому я поверила бы полностью.
- У тебя наверно высокие запросы?
- Не знаю, – она с грустью посмотрела морскую даль – у меня был один неприятный случай. Меня в школе едва не изнасиловал один парень. Он разорвал на мне всю одежду, но я вырвалась и убежала. Я не кому не рассказала об этом. С тех пор я перестала полно-стью доверять людям. Не знаю почему, но ты первый мужчина, с которым я так запросто общаюсь.


Она сделала большой глоток из второй бутылки. Внимательно посмотрела на меня и доверительно, как доктору промолвила:
- Я наверно слишком откровенна, но хочу тебе сказать одну вещь. Я боюсь оставать-ся с мужчинами наедине, мне кажется что на меня в любой момент набросятся и всё по-вторится. Когда ты позвал меня с собой на море, я не сразу решилась идти. Я очень рада, что ты вернул мне способность общаться с мужчиной, – и немного подумав, добавила – можешь подумать, что я сумасшедшая, но мне иногда хочется, что бы меня изнасиловали. Взглянув на меня с озорной искрой в глазах, тут же добавила:
- Только попробуй, глаза выцарапаю.
Вот и пойми женщин. Мне приходилось читать о подобном, когда жертвы насилия потом подсознательно хотели испытать те же чувства.
- Не бойся, я не насильник. Я рад, что ты скрашиваешь моё одиночество, и не соби-раюсь делать тебе плохо. Мне приятно просто проводить с тобой время.


Я улыбнулся девушке и погладил её по руке. Она не сделала попытки отдёрнуть ру-ку. Я, желая немного разрядить обстановку, спросил с подтекстом:
- Как же такая красивая взрослая девушка, и без мужской ласки? Не ужели тебе не хочется получать плотские удовольствия.
- Естественно мне ничего человеческое не чуждо. Но пока справляюсь.
Мы оба поняли, о чём идёт речь, но я не подал виду, что знаю про её шалости с паль-чиками. После этого мы собрались и отправились домой.
На следующий день после этого разговора Света пришла ко мне раньше обычного. Она поведала, что звонила её подруга и сообщила, что приедет сегодня в районе обеда. Света попросила съездить встретить её в соседний городок, который находился в шести-десяти километрах от нашего посёлка. Я, конечно, любезно согласился, ехидно пошутив, что расчёт с подруги возьму только натурой.
- Вот сам с ней и договаривайся, – слегка обиженно ответила Света.
Мы выехали пораньше, чтобы ещё побродить по магазинам. По дороге я спросил, что собой представляет её подруга.
Света ответила:
- Я с ней близко не знакома. Так, учимся в одной группе. Она напросилась со мной поехать, что бы было веселее. Я согласилась. У неё парень какой-то там крутой, из банди-тов что ли. Он ей и денег дал на поездку.
- А почему сам с ней не поехал?
-А он женат. Она с ним и встречается тайно. Он ей квартиру снимает в городе. Я у неё была пару раз. Ничего так квартирка, обставленная. И на шмотки друг этот ей деньги даёт. Вот и купил видать этим. Пользуется ей, как хочет, а она дура считает, что он её лю-бит. Да и вообще она какая-то взбалмошная, не поймёшь её. Но что на сексе и мужиках помешана, это точно.


Приехав в город, мы стали бродить по магазинам. Точнее ходила Света, а я поджи-дал её входа. Ей нужно было что-то из женских вещиц, и я не ходил с ней, что бы ни сму-щать. После этого мы отправились на автостанцию и остановились на стоянке напротив. Через пол часа подошёл автобус. Из него стали выходить толпы отдыхающих.


- Вон и она, - воскликнула Света, показывая в другую сторону от автобуса, и вышла на встречу подруге. Она подошла к девушке, одетой в серую футболку и короткие джин-совые шорты. Они приветливо поздоровались. Света показала на машину, что-то объяс-няя, и повела подругу в мою сторону. Я вышел на встречу, чтобы уложить большую спор-тивную сумку в багажник. Подруги подошли к машине. Девушка была такого же роста как и Светлана, но много худее. Крашенные чёрные волосы подстриженные под каре, ху-денькое лицо, тонкие, длинные пальцы. Футболка на ней висела как на плечиках и только в районе, где должна находится грудь, торчали через ткань два больших выпуклых пры-щика. Похоже, лифчик там одевать не на что, подумал я. Света произнесла стандартную фразу:
- Это Нона, я про неё тебе говорила, а это Виталик, мой сосед по дому.
Мня слегка задело, что больше как на соседа я не тяну. Но с другой стороны как ещё меня отрекомендовать, не хахаль же.
Мы поехали на выезд из города. Нона всё время тревожно оглядывалась, как будто проверяя, не преследует ли кто нас. Я не выдержал и спросил:
- Боишься хвоста? Ты случайно не в федеральном розыске?
Маша стушевалась и рассеяно ответила с натянутой улыбкой:
- Нет, просто город рассматриваю.
Когда мы выехали подальше за город, Нона успокоилась и стала рассказывать Свете, как она расправилась с мучителями – учителями. Я поглядывал в зеркало заднего вида, и мне даже показалось, что вдалеке за нами следует какая-то серая иномарка. Но потом она потерялась в бесконечных поворотах, и я сразу забыл об этом. Откуда мне тогда было знать, что я не ошибся в своих наблюдениях.

 

Впереди нас ждал неприятный сюрприз. Пока мы были в городе на дороге по кото-рой мы ехали произошёл обвал. Усатый старшина полосатой палочкой отправлял все ма-шины в другую сторону, в объезд. Нам пришлось ехать через перевал. Дорога была длин-нее километров на двести. Шла она через горы крутыми серпантинами. Над нами с одной стоны нависали скалистые горы, а с другой был глубокий каньон. Места красоты необык-новенной. Смотришь в низ и, дух захватывает. На моих губах невольно появлялась улыб-ка, когда я на повороте слегка добавлял газу, и сзади слышалось испуганные вздохи. В зеркало я видел, что девчонки жались друг к другу и старались не смотреть вниз. Адрена-лин чик в кровь им явно так и шёл. Толи от этого, толи оттого, что просто приспичило, но когда мы выехали на небольшую площадку с редкими раскидистыми деревьями, девочки потребовали сделать служебную остановку. Они вышли из машины и отправились за камни оправлять естественные надобности. Я тоже решил слить лишнюю воду и пошёл в другом направлении. Пройдя сквозь деревья, я поднялся на большой камень и спустился на другую сторону, где можно было спокойно стоять, не боясь упасть. Подойдя к редкому кусту, я занялся делом. Вдруг сзади, с другой стороны в расщелине я услышал шорох камней. Щель была достаточно узкая, всего наверно пол метра.


- Я вот здесь, - послышался голос Ноны, и в щели появилась её фигура. Она пятилась ко мне спиной, выбирая место поудобнее. Стянув с себя шорты вместе с чёрными стрин-гами, девушка стала устраиваться на корточки, направив ко мне свою белую попку. Это у неё не получилось из-за торчавших острых камней. Тогда она согнулась вперёд и встала в позу, которую почему-то сравнивают представителями отряда ракообразных. Всё это про-исходило в трёх метрах от меня, и я увидел невообразимое зрелище. Булочки разошлись в стороны, и между ними выглядывала маленькое тёмное пятнышко. Ниже открылась экзо-тическая раковина с необычно большими розовыми лепестками. От куда-то из этих лепе-стков на камни ударила струйка под углом назад. Источник был как будто бесконечным, видно долга терпела девчонка. Наверно от такой позы устали ноги, и она чуть выпрями-лась. Струйка изменила направление, чиркнула по ещё не загорелой ляжке и стала стекать в шорты. Девушка поняла это не сразу, а когда опомнилась, было уже поздно. Вся задняя часть шорт и трусиков была мокрая. Остатки этого дождя вообще стекли по ноге в туфли. Я поймал себя на мысли, что не прочь бы пристроится к ней сзади, тем более, что мой разбойник уже рвался в бой. Еще бы, спиной к тебе в интересной позе стоит голая девушка, да ещё в этой позе справляет нужду. Я правда почувствовал слабый укол стыда перед Светой из-за этих мыслей. С другой стороны, я нормальный мужик и, как выразилась Света, мне всё человеческое не чуждо.
- Ни каких удобств, - проворчала Нона, натягивая мокрую одежду на себя. Вытря ноги какой-то тряпочкой из сумки, она отправилась назад к машине.


Я закончил свои дела и тоже отправился назад. Везёт мне всё же последнее время в подглядываниях за женщинами в пикантных ситуациях. Когда я вышел на площадку, обе девушки уже стояли у машины и ждали, когда я открою её. От площадки в это время отъ-езжал серый «опель» в котором сидело три мордоворота. Они уставились на нас так бес-церемонно, что мне стало не уютно. Я отпер машину и помог подругам сесть в салон. Но-на садилась как-то неуклюже, пытаясь не показать свою тыльную сторону. Я понял, поче-му и улыбнулся.
Дальнейший путь мы проследовали без остановок и вскоре были у своего дома. Све-та повела устраивать Нону в свою комнату, пообещав, что через час мы отправимся на море. Я тоже пошёл переодеться с дороги.


Мы встретились через час и отправились к морю на наше место. Перед тем, как идти Нона дала мне какой-то свёрток и попросила спрятать его у себя, объяснив, что моя ком-ната с отдельным входом и запирается. Я быстро сбегал к себе и вернулся к своим спут-ницам.
Придя на море и бросив пожитки на песок, Нона одним движение стянула с себя футболку, и под ней ничего не оказалось. Лифчик там носить действительно было не на чём. Небольшие выпуклости, как у меня, на которых торчали большими прыщиками тём-ные сосочки.
- Бессовестная, - закричала Света беззлобно, игриво закрывая мне глаза рукой, - ты хоть бы Виталика постеснялась.
Нона похотливо взглянула на меня и с вызовом сказала:
- Пускай смотрит. Для мужчин мы женщины и существуем.
Света укаткой покрутила у виска и махнула рукой, дескать, бесполезно, она помеша-на на этом. Я улыбнулся, но ничего не сказал. Мне- то что, если сама так хочет. Смотреть там всё равно не на что.
Искупавшись, мы разлеглись на одеяле, точнее я оказался на песке. На одеяле не хватило места на всех. Я спросил у Ноны:
- А почему ты в городе не с автобуса шла, а с другой стороны.
- А я в городе два дня жила в гостинице, - как-то не уверенно ответила она, - Хотела сначала город посмотреть, а потом уже на море. Я в номере и часть вещей оставила, не стала сдавать его сдавать, чтобы лишнее не таскать.
Света удивлённо смотрела на подругу.
- Ты же звонила, что сегодня приезжаешь?
- Да нет, я просила тебя приехать, чтобы показать, как добраться до вас. – протарато-рила Нона и сразу же перевела разговор на другую тему. Я подумал, что наверно с каким не будь мужиком зависала. Да и хрен с ней, её в конце концов дело где и с кем.
Примерно через пол часа зазвонил Светин сотовый. Ей звонила мама и просила срочно перезвонить с переговорного. По сотовому долго не наболтаешь – дорого. Света стала быстро собираться. Я хотел её проводить. Она бросила:
- Ты за Нонкой лучше пригляди, я не заблужусь, - и уже на бегу добавила смеясь – смотри у меня.
Ревновать она видать ещё не умела. Или полностью доверяла своей подруге. А зря. Толька Света скрылась за камнями, Нона подползла ко мне побдиже и стала тереться но-гой об мои ноги. Я посмотрел на неё с удивлением.
- Ну чего смотришь, приласкал бы несчастную девушку. Или Светке верность хра-нишь, так она целка безнадёжная, от неё ты всё равно ничего не дождёшься. Не бойся, я ей не чего не скажу.


С этими словами она прижалась ко мне свои телом, и стала целовать мня в губы. У меня было двоякое состояние, с одной стороны перед Светой неудобно, я вроде как с ней. Но с другой стороны Светка ведь мне не жена, мы даже не целовались не разу. Я ведь жи-вой человек, и когда ко мне в наглую пристаёт женщина, тяжело сдерживать природный инстинкт. Тем более давно следовало снять сексуальное напряжение последних дней, не самому же себя удовлетворять, в конце концов. Природа взяла верх, и я ответил ласкам Ноны. Поцеловав её в губы, я провёл пальцами у неё между ног. Девушка слабо застонала, а промежность была влажная. Я резко подмял её под себя, и, отодвинув полоску трусов, не утруждая себя снять их, стал вставлять в неё свой член. У меня это сразу не получилось. Губки действительно были больше обычного. Нона пришла мне на помощь и, просунув руку под меня, привычным движением развела их, пропуская меня в себя. Я вошёл в неё рывком и с нарастающим темпом стал долбить её дырку. Я пользовал её как куклу. Мы получали друг от друга то, что хотели. Надо признать, что трахаться Нона любила и умела. Она остервенело подмахивала мне, постанывая от удовольствия в такт движению. Когда я начал подходить к финалу эта бестия уже успела кончить раза четыре. Почувствовав, что я вот вот взорвусь, она простонала:
- В меня нельзя.
Нона выскользнула из-под меня, подняла меня на колени, села передо мной в позу йога и взяла и взяла мой готовый выстрелить ствол в рот. Мне было много не надо, и ко-гда она сделала первые сосательные движения, я начал кончать ей в рот. Открыв рот, что-бы вытекал мой сок, но, не выпуская меня, ненасытная девица резко ввела в себя большой палец и двумя движениями довела до очередного оргазма. Моё семя стекало по её лицу и капало ей на футболку, которая почему-то оказалась под ней. После этого мы развалились на одеяле. Говорить не о чём не хотелось. Полежав так минут двадцать, мы сходили иску-паться и отправились в обратную дорогу. Я испытывал какое-то непонятное чувство, то ли я попользовался, толи мной. Нона, похоже, была довольна. Ну угодил, и то хорошо.

 

При подходе к дому, нам на встречу попалась Света. Нона спряталась за меня, чтобы не выдать нашу маленькую тайну. Света сказала, что хочет купаться, и звала нас обратно. Нона отказалась, сославшись на головную боль. Я согласился и мы отправились назад к морю. Всю дорогу я молча, чувствуя вину. Света наоборот была весёлой и тараторила мне о том, что ей сказала мама. Я слушал и кивал. Придя на море, мы сразу пошли в воду. Ви-дя, что Светлана не придаёт значение моей молчаливости, я успокоился и повеселел. Мы долго плавали, гоняясь друг за дружкой, бегали по берегу в догонялки. Когда стали соби-раться домой, уже темнело. Мы прошли сквозь щель в скалах, и пошли по дороге в посё-лок. Мне не хотелось к себе в комнату, поэтому, подойдя к дому, я предложил Свете по-сидеть в беседке под раскидистыми лианами. Девушка согласилась, и мы нырнули под зелёный свод.


Мы сели на лавочку, Света зябко поёжилась, и приобнял её, чтобы согреть. Я почув-ствовал дрожь в теле девушки и догадался, что это не от холода. Я повернул Свету к себе и стал целовать её в губы. Она ответила мне неумелым, но страстным поцелуем. Целова-лись мы долго и с удовольствием, отдаваясь этому занятию полностью. Я гладил девушку по спине и чувствовал, что ей это нравится. Тогда я нащупал сквозь платье сосочки её грудей и стал шевелить их. Девушка тихо застонала. По моему телу тоже пробежал жар возбуждения. Я, осмелев, стал осторожно гладить её по коленкам, медленно поднимаясь вверх. Ноги девушки были сжаты, и когда я поднялся уже до неприличия высоко, она чуть развела их. Я понял это, как пропуск. Теребя пальцами по внутренней части ног, я приблизился к заветному месту. Я стал гладить сквозь ткань пышущую жаром щелку, не прекращая целовать шею и лицо девушки. Материал купальника был достаточно плот-ным, поэтому я отодвинул его в сторону и осторожно провёл пальцами по лепесткам её цветка. Света сначала слегка напряглась, но сразу обмякла и повисла у меня на плече. Я гладил её истекающую соком киску. Девушка тяжело дышала и прижималась ко мне всё сильнее. Нащупав бутон страсти, я стал массировать его лёгким нажатием. Тело Светы начало вздрагивать. Она подалась вперёд на встречу моему пальцу и развела ноги ещё больше. Мне нравилось делать ей приятно, и я старался во всю. В штанах у меня был вул-кан страстей. Света, на секунду замерла, напряглась, и стон мощного оргазма вырвался у неё из груди. Тело её стало сотрясаться в сильных конвульсиях, а пальцы впились мне в спину. Когда всё закончилось, девушка устало обвисла у меня на руках. Я прижал её к себе и нежно поцеловал в губы.


Я закурил, и с удовольствием затянулся. Немного отойдя, Света поднялась и по-смотрела мне в глаз, на сколько это было возможно в свете моей сигареты.
- Я понимаю, что ты сейчас хочешь, - сказала она тихо – прости меня, но я ещё не го-това. Мне надо разобраться в своих чувствах. Спасибо тебе, мне так хорошо никогда не было.
- Не переживай, я не тороплюсь, всему своё время, - я слегка лукавил, т. к. вулкан в штанах ещё не утих, но обижать девушку я не собирался.
Вдруг со стороны нашего дома взвыла милицейская сирена. Света вздрогнула и ис-пуганно прижалась ко мне. Я почему-то тоже почувствовал себя не уютно. Слегка от-странив девушку, я встал.
- Я пойду, посмотрю, что там такое, а ты жди меня здесь и не куда не уходи.
- Мне страшно, не уходи.
- Я быстро, - успокоил я её и вышел из беседки.


Слава богу, я не пошёл напрямую к входу, а перепрыгнув через низкий забор, стал пробираться между хозяйственными постройками во двор. Подкравшись к дому со сторо-ны окна комнаты девчонок, я осторожно заглянул во внутрь. В комнате горел свет. Нона лежала на полу абсолютно голая, прислонившись спиной к кровати. Она без всяких со-мнений была мертва. На шее у неё висела тонкая проволока, а на коже по кругу был ви-ден яркий след от удавки, на лице виднелись следы избиения.


В комнату кто-то вошёл, я присел под окном и замер.
- Ну что тут у тебя Кузнецов, рассказывай, - кто-то задал вопрос уверенным команд-ным голосом.
- Тут вот что, товарищ майор, труп, - голос второго был рассеянный и с явным дере-венским, холопским наклоном. – Мы тут осмотрели всё и опросили кого можно. Похоже, дело было так. Эти двое заманили девушку к себе под предлогом отдыха у моря. Потер-певшая жила в гостинице в городе. Мужик это – он назвал мою фамилию – изнасиловал её, потом они её избили и задушили. Вон на футболке похоже следы спермы, возьмем на анализы. Да, чего там говорить, товарищ майор, наркоманы. Мы нашли у него в машине наркоту и моток проволоки, похожий на эту. Наши потом проверят. И у этой в шмотках шприцы были припрятаны, пустые и с дозами. Тут потерпевшей жених приезжал, так он рассказал, что у неё денег было много, и ещё что-то ценное. Очень хотел, чтобы этих зве-рей поймали побыстрее. Просил, чтобы если мы найдём их или узнаем, где они скрываются, сразу сообщили ему.
- Я знаю, он у меня уже был. И из Москвы из главка мне звонили по поводу этой де-вочки.
- А чего высокое начальство интересуется простым убийством?
- Хороший знакомый звонил, которому я отказать не могу. –Как-то неопределённо ответил майор, и грубовато добавил - Да не твоё это дело. Все контакты с ним оставь мне, а сам давай приступай к работе.
- Уже работаем, товарищ майор. Жалко девчонку, она вроде ничего, только плоская.
- Ты Кузнецов часом не никрофил? – спросил с язвой в голосе майор.
- Да нет, что вы, товарищ майор, это я так.
- Ладно, забирайте тело. Надо искать этих сволочей, пока никого ещё не убили. Вид-но крышу совсем сорвало от наркоты.


Я не стал больше испытывать судьбу и стал осторожно выбираться со двора. Бро-саться в комнату и доказывать, что всё не так и мы тут не при чём было бы глупо. Пере-прыгнув забор в том же месте, я сразу отправился к Свете, по дороге соображая, как ей всё сказать.

Света сидела на том же месте, где я её оставил. Когда я зашёл в беседку, она вздрог-нула и с вопросом посмотрела на меня. Рассказывать всё прямо здесь было нельзя. У де-вушки могла начаться истерика, а менты были где- то рядом. Я, пообещав, что всё рас-скажу после, повёл ничего не понимающую Свету тёмными переулками подальше от этого места. Мы выбрались из посёлка без приключений. Пройдя немного по дороге, я увидел, что сзади свет приближающей машины. С одной стороны от дороги были скалы, а с другой ограда виноградника. Я ничего не объясняя, грубо толкнул Свету к ограде на землю, и сам плюхнулся рядом. Она стала протестовать и сопротивляться. Я не говоря не слова, заткнул девушке рот и прижал корпусом к земле у самой колючей проволоки. Ми-мо на большой скорости пролетел милицейский уазик. Сзади за ним прыгал на кочках крытый прицеп. В нём увозили в несчастную Нону. Когда машина уехала достаточно да-леко, я отпустил Свету и поднялся сам. Она всматривалась в меня в темноте с явным не-пониманием происходящего. Пора было объяснить девушке, что случилось.
- Понимаешь, Нону убили, и обвиняют в этом нас.
В свете луны я заметил, как глаза её наливаются ужасом и слезами. Она кажется, боялась в это поверить.
- Это такая дурацкая шутка? – пробормотала она то ли вопрос, то ли утверждение. Я ни чего не сказал, а просто прижал её к себе. Тут до неё все-таки окончательно дошёл смысл моих слов и она заплакала. Я стоял, не в силах что- то сказать. Слов успокоения не находилось, у меня у самого на душе было пусто и страшно. Во что мы влопались, я пока не знал, но что это что-то грязное и ужасное, так это точно.
- Ты сказал, что думают на нас? – проговорила Светлана сквозь всхлипывания. – По-чему? Ты уверен в этом.
- К сожалению да.
Я вкратце рассказал её что видел и подслушанный разговор. Девушка слушала вни-мательно, изредка всхлипывая. Когда я замолчал, Света твёрдо сказала:
- Надо сейчас же идти в милицию и рассказать, что мы не виноваты.
- Надо, но не сейчас. Менты сразу могут не разобраться, что к чему. Закатают нас в каталажку и повесят всех собак. Кому нужен лишний глухарь. Нам нужно где-то спря-таться и переночевать, а завтра будет видно.


Меня тревожило ещё что-то, но говорить ни чего я не стал. Тем более, я сам не мог объяснить, что именно. Мы пошли дальше по ограде. Я увидел маленький лаз в колючей проволоке. Наверно детишки лазили полакомиться виноградом. Раздвинул пошире ко-лючку, я помог пролезть Свете, и пролез сам. Виноградник большой, и почесывать его вряд ли будут. Мы пошли в глубь виноградника, присматривая место, где можно устроит-ся на ночь. Света выглядела подавленной и усталой. Она с отрешённостью шла рядом, опираясь об мою руку. Через пол часа мы наткнулись на невысокий навес, сделанный из виноградной лозы и имеющий с боков бортики, высотой с пол метра. Внутри валялись какие-то сельскохозяйственные инструменты. Мы забрались в нутро. Я нашёл какую-то старую дерюгу, постелил её на землю и помог Свете лечь на неё. Лучшей постели в данный момент я не мог ей предложить. Девушка устало сжалась в комочек, оттолкнув мою руку, которой я пытался её погладить. Наверное, к ней опять вернулось чувство, что все мужики враги. Я выбрался наружу покурить. Затоптав окурок, я направился назад. Заглянув внутрь, я увидел, что девушка лежит на спине. Одна рука была под подолом платья, и я сразу догадался, что она делала. Между ног была заметна дрожь её кулачка. Лицо при этом было напряжено и ни чего не выражало. Я понял, что таким образом Света просто пытается снять стресс. Я замер, чтобы не спугнуть её. В данный момент ей ни кто не был нужен. Она, похоже, просто хотела одного - снять напряжение и уснуть. Вот тело её дернулось, по нему пробежала судорога, а из груди вырвался вздох. Как не был это оргазм похож на тот, что я видел в первый день. Ни какого удовольствия на лице, только измученная усталость. Да, женщинам секс нужен в любой жизненной ситуации, это и удовольствие, и лекарство и снотворное. Света так и уснула с рукой под подолом.


Мне было не до секса и не до сна. Я залез вовнутрь и лёг рядом. Надо было обдумать создавшееся положение. Я не супермен какой-то там. Я обычный человек, далёкий от всех этих криминальных дел.


И так Нона убита, убита жестоко и безжалостно. Похоже, кто-то перед этим её ещё и изнасиловал. Это, конечно, мог сделать кто угодно, любой бомж или маньяк. Но откуда у меня в машине проволока и наркота? А у Светы в вещах откуда? Она уверяет, что рядом с наркотиками ни когда не была. Похоже, нас кто-то старательно подставляет. Но зачем? Нет, понятно, конечно, чтобы следы скрыть, но так аккуратно и профессионально. Нет, это не маньяк. Тогда кто? Ладно, пойдём с другой стороны. Что я знаю о Ноне. Что учится вместе со Светкой в институте. Ну что у неё бешенство матки, так это точно. Ах да, у неё хахаль какой-то крутой. Может что-то с ним связано. Ведь приехал же какой-то жених, которого как уверяет Света, в помине не было. Тот ведь женат. И ещё, почему Нона пыта-лась сначала скрыть, что жила в гостинице в городе несколько дней. Когда мы ехали сюда, она всё оглядывалась, будто боялась кого-то. Кого? А тот «опель» с мордоворотами, случаен ли он? Может, она их боялась? Нет, не похоже. Они останавливались рядом с нами, и она на них не среагировала. Значит, девушка их не знала. Но зато, пока я любовался прелестями Ноны, эти мордовороты могли подкинуть мне в машину наркотики и проволоку. В посёлке это сделать не возможно, машина на платной стоянке, да ещё под охраной ментов. Но тогда получается, что убийство было запланировано заранее, и они искали козлов отпущения. Москва почему-то интересуется. Чушь какая-то. Похоже, эта Нона во что-то вляпалась и пыталась скрыться из города. Да, вопросов больше чем ответов.


Я вспомнил про свёрток, который мне дала Нона. Не знаю зачем, но я его спрятал в отверстие в стене за доску. Я нашёл этот тайник случайно. Этот свёрток мог бы хоть как - то пролить свет на всё происходящее. Его, конечно, могли найти при обыске или в нём могли оказаться просто какие-то ценности, которая девушка боялась оставить у себя в комнате. Но всё же это единственная пока зацепка. Но как её забрать, когда тебя разыски-вает вся милиция, а на каждом заборе могут оказаться наши физиономии.


С этими мыслями я провалился в тяжёлый тревожный сон без.

 

Проснулся я от голосов, которые слышались с наружи. Я аккуратно поднял головы и посмотрел в щель плетёного ограждения. Женщина и мужчина одного примерно возраста – лет тридцать пять - подходили к навесу. По их одежде я понял, что это рабочие вино-градной плантации. На мужике была старенькая, выцветшая рубаха без рукавов и спецо-вошные штаны. На женщине простое платье с фартуком поверх его, на голове повязана белая косынка. На улице уже было светло, поэтому я хорошо рассмотрел их. Женщина была низкого роста и с добротными формами, этакая некрасовская крестьянка. Мужик, наоборот, высокий и худой. Ну, в общем, полная противоположность друг другу. Подой-дя к навесу, они взяли стоящие по одаль большие продолговатые корзинки, сели около них на импровизированные лавочки из досок и стали вить какие-то верёвки. Нас они ви-деть пока не могли, с нашей стороны им в глаза светило солнце. Да и боковое ограждение навеса нас скрывало от их взгляда.


- Похоже это на долго, - подумал я, посмотрев на Свету. Она крепко спала, видно вчерашние передряги здорово её утомили. Страшно хотелось есть, курить и в туалет по маленькому. Если с первыми двумя хотелками ещё как-то можно было потерпеть, то с мо-чевым пузырём спорить бесполезно. Интересно, когда в детективах супергерои часами лежат в засадах неподвижно, как они нужду справляют. Об этом там почему-то не сказы-вается. Наверно памперсы одевают. У меня памперса нет, а терпеть уже не вмоготу. Я ос-торожно повернулся на бок в сторону от Светы, стараясь по меньше шуметь, расстегнул ширинку и с огромным облегчением сделал своё мокрое дело. Конечно, вышло не всё так хорошо, как хотелось. Кое-что попало и на штаны. Как говорится, как не тряси, а послед-няя капля в трусы, а в такой позе и подавно.
Света зашевелилась во сне. Надо было её аккуратно будить, а то как бы с спросонья не наделала лишнего шума. Я нежно, но твёрдо, зажал ей рот и чуть тряхнул. Девушка открыла глаза и с испугом посмотрела на меня. Я прижал палец к губам и отпустил руку со рта, показывая на нежданных гостей. Она повернулась в их сторону и тихо спросила:
- Давно они здесь?
- Да с пол часа и уходить совсем не собираются.
- Чего делать будем?
- Ждать, когда наработаются.
- Я пить хочу.
Я достал из сумки остатки вчерашнего лимонада и протянул ей. Света сделала пару глотков. Выгладила она лучше, чем вчера вечером, видно не зря говорят, что сон – лучшее лекарство. Света прижалась ко мне, положила голову на мою руку и стала молча наблюдать за их работой.
Тем временем парочка продолжала свою нудную работу, изредка прикладываясь к бутылкам с тёмной жидкостью, наверное, домашним вином.
- Слышал, Никола, чего вчера у нас в посёлке случилось. Мой сегодня с ночнного дежурства пришёл, рассказывал. Вчера у Матрены дома постоялицу убили. Какие-то маньяки у нас объявились. Они ей голову проводом отрезали, а потом ещё снасильничали над ней.
- Ну вот, меня уже в никрофилы записали, – шепнул я Свете. Та грустно улыбнулась, но ни чего не сказала. Тем временем женщина продолжала:
- Совсем озверел народ. Говорит наркотики у них нашли.
- А кто такие, не наши.
- Да нет, приезжие, у Матрены и жили. Их сейчас вся милиция ищет. Мой на работу опять ушёл, говорит – усиление у них.
- Значит найдут.
- Найдут, конечно. Начальство большое из Центра приехало. А ещё их ищут какие-то люди. Я сегодня, когда сюда пошла, то ко мне подъехало две машины иномарки. Одна «опель», как у сеструхиного мужа, а другая большая, красивая. Там мужики серьёзные та-кие, спрашивали, не видела ли я мужика с девицей где. Если, мол, увидишь, то позвони, и номер телефона на бумажке дали. И знакомым скажи. Если, мол, кто поможет, мы денег дадим. А деньги, Никола, всем нужны. Я кого видела, всем говорила.
Вот так, теперь любой нас уведет, и сразу звонить начнёт. Жаль, что мы оба со Све-той без телефонов остались. Она свой на зарядку поставила, а я свой вообще не таскал с собой. А то хоть кому-то можно было поведать про нашу беду. Интересно, конечно, кто так хочет найти нас раньше милиции, что даже оперативную линию держит.
Время двигалось к полудню. Интересно эти работяги обедать домой пойдут или с собой принесли. Я посмотрел на Свету. Лицо её было напряжено, губы плотно сжаты.
- Что с тобой? У тебя болит что-то?
- Нет, я хочу писать, - как-то совсем по-детски призналась она и отвела взгляд. Я и забыл, что проблема, которая была у меня, может возникнуть и у моей спутницы.
- Придётся это делать здесь и лёжа. – Я старался говорить как можно естественнее и серьёзней, что бы как-то подавить в ней чувство её девичий скромности. – Не стесняйся, я закрою глаза.
Я лёг на спину, отвернул лицо и закрыл глаза. Но меня брало любопытство, как это у неё получится в лежачем положении. Ведь у неё нечего оттопырить в сторону, как мне. Я лежал чуть выше её, поэтому немного повернув голову в её сторону, я приоткрыл веки. Света несколько секунд лежала неподвижно, но желание все же победило стыд. Отстра-нившись в сторону, она задрала подол платья выше пояса, отогнула рукой полоску ку-пальника и напряглась, приподняв спину. Через секунду я услышал звук журчащего ру-чейка, который продолжался очень долго, наверное, целую минуту. Я еле сдерживал улыбку. Закончив, Света придвинулась ко мне с сырого места и поправила одежду. Из груди её вырвался вздох облегчения. Я увидел, что она покраснела до кончиков ушей. Да, такое она себе представить не могла даже в страшных снах – лежать рядом с мужиком и писать под себя. Я, сделав дружелюбное лицо, обнял её.


- Не стесняйся это всё естественно, а что естественно, то не без оргазма, - специально перефразировал известную поговорку я. Девушка прыснула и вжала в меня своё лицо. Тут её пробрал дикий смех. Я с силой прижимал её лицо к своему, боясь, что нас услышат. Спустя пару минут, Света успокоилась и с нежностью посмотрела на меня. Она покопалась в кармане своего платья и вытащила из него брелок для ключей, на котором висел маленький, сантиметров пять, ножик. Эта была точная уменьшенная копия выкидного ножа, даже кнопка работала.
- Это тебе. Для твоей машины.


Это было так мило, простенький брелок, подаренный от души. Эта хитруля купила его тогда в городе, сказав, что идёт в магазин за чем-то женским. Я прижал девушку к се-бе и нежно поцеловал в губы. Мы прижались друг к другу и стали ждать дальнейшего развития событий.
Можно было конечно выскочить на этих крестьян и напугать их. Оружия у них не было видно, Мужик явно был мельче меня и я бы с ним справился, к тому же выпитое вин давало ему о себе знать. Потом беги куда хочешь. Но я не хотел, чтобы кто-то знал, что мы рядом с посёлком. Пусть думают, что мы подались в бега. Мне предстояло ночью идти за свёртком. Я шёпотом поделился своими вчерашними размышлениями со Светой. Она не пришла в восторг оттого, что мне надо идти обратно в тот дом. Пришлось долго объяснять ей, что это наш единственный выход.

 

Света уже задремала, когда женщина вдруг громко грубовато сказала:
- С твоего вина меня ссать пробило. – Света даже вздрогнула. Эта захмелевшая баба встала, и не нашла ни чего лучше, чем спрятаться от своего спутника за углом огражденья навеса в районе наших голов. Она стала спиной к нам, задрала подол, спустила огромного размера панталоны и села. Я увидел в пол метра от себя огромный женский зад, из которого откуда-то снизу ударила струя, сравнимая ну разве только со струёй из пожарного шланга. Что-то последнее время вокруг меня слишком много писающих женщин. Я так скоро себя унитазом начну чувствовать. У меня по губам поползла улыбка, готовая в любой момент сорваться в смех. Светка показала мне кулак. Я взял себя в руки. В это время женщина поднялась и собиралась натянуть на себя свои панталоны, как вдруг мужик вскочил со своего места и бросился к ней. Видно пасующие женщины были его слабостью.


Никола, ты чего с ума сошёл! – закричала женщина. Но остановить Николу уже ни могло ни чего. Он повалил несчастную на землю. Та отбивалась, но мне показалась боль-ше для виду. Герой-любовник же задрал подол её платья, стянул с себя штаны и достал своё орудие. Раздвинув жирные ляжки, он с разгону загнал своё копьё в женщину. Как он только что там нашёл. Я бы в этих складках потерялся. Та охнула, продолжая колотить его по спине кулачками. Мужика это не остановило и он начал работать корпусом с уси-лиями отбойного молотка. Женщина уже практически не сопротивлялась, а только стона-ла от удовольствия. Наверное, это их обоих устраивало, и пред нашими глазами разверну-лось грандиозное зрелище. Я глянул на Светку. Она во все глаза таращилась на происхо-дящее. Такое, похоже, она видела впервые. Щеки девушки покрыл алый румянец, и явно не от стыда. Света тяжело дышала. Я заметил краем глаза, что рука её непроизвольно по-ползла под подл к своему центру страсти. Я, честно говоря, тоже уже не мог просто так лежать на животе. Моя восставшая плоть была готова пробить землю аж до ядра. А мужик продолжал буровить свою жертву своим воротом. Жертва уже визжала от удовольствия. Да, а у одного мента сейчас сквозь фуражку лезли огромные рога. Наконец, их концерт достиг своего финала. Женщина кончила первой, хрипло проорав:
- Николушка!
Николушка разрядился спустя несколько секунд. Он шустро слез с неё заправляя ру-баху и вытирая со лба пот. За ним поднялась, поправляя одежду, женщина.
- Ты с ума сошёл что ли. С час вот пойду и расскажу своему всё, он тебя пристрелит
- Ты сама виновата, не могла отойти по дальше.
Перебранка очень походила не на ругань, а на оправдание двух нашкодивших детей. У меня такое чувство, что такой акт насилия далеко не первый.
- Пошли быстрей, мой наверно домой уже пришёл, ещё заподозрит чего.
Они быстро собрались и пошли в сторону выхода. Я взглянул на Свету. Глаза её го-рели, а рука что-то быстро теребила под собой ниже живота. Я почувствовал, что теряю контроль над собой, но не стал включать тормоза. Я резко повернул Свету на спину и рванул платье у неё на груди. Ткань разлетелась вдребезги и мне открылась прекрасная большая круглая грудь. Одной рукой я схватил её, а другой стал растеривать штаны, при этом пытаясь придавить девушку корпусом..
- Нет! Пусти! – закричала Света и вцепилась мне в лицо рукой. Но меня заклинило. Желание было выше моих сил. Одной рукой отбиваясь от рук Светы, другой я пытался сорвать с неё трусы. Наконец мне это удалось, и моя рука легла на её мокрую киску. Света отбивалась, как могла, извивалась, пиналась и обзывала меня разными не хорошими словами. Я рывком развёл её ноги, стараясь раздвинуть её щёлку как можно шире. С трудом мне это удалось, и её нога оказалась, чуть ли не у меня на плече. Я наставил на её раковинку своего друга. Света почувствовала приближение конца, дёрнулась изо всей силы, но было уже поздно. Я надавил на её девственность и, резко вошёл в неё, прорывая преграду, делая из девушки женщину. Света дико закричала от боли и вцепилась мне зубами в грудь. Дикая боль завела меня ещё больше, и я стал терзать Светкину киску резкими ударами, при этом руками тискал её грудь. Постепенно крики девушки перешли в стоны, а руками она впилась в мою спину и изо всех сил прижималась ко мне. Я припал к её губам и мы слились в жёстком поцелуе. Мои руки гуляли по её телу, повторяя каждый её изгиб. Света начала неумело, но уверенно подаваться на встречу моим движениям, а я продолжал, простите за такое слово, драть её, с восхищением тискал её грудь с набухшими от возбуждения сосками. Света билась подо мной в сильных конвульсиях. Я чувствовал, что конец близок и у меня и у неё. Я подсунул руку к её киске, нащупал мокрые набухшие губки, промеж которых сновал мой член. Сок любви тёк из неё, как из рога изобилия. Я нашёл бутон страсти и слегка надавил на него. В этот же миг Света взорвалась. Её крик, наверное, был слышен очень далеко, а по телу побежали судороги сладкого оргазма. Лицо больше выражало испуг, чем удовольствие. Чувствуя трясущуюся подо мной от удовольствия девушку, я не выдержал и кончил прямо в неё, совершенно забыв о контрацепции. Последняя судорога потрясла нас одновременно, и мы рухнули на землю без сил.


Минут двадцать мы лежали в полной прострации. Света лежала у меня на плече и смотрела в не куда. На глазах её были слёзы. Я чувствовал семя полной скотиной и тер-зался за свою не сдержанность. Совесть внутри меня скреблась нудным червячком.
- Света, прости меня, я…
Света оборвала меня на полуслове, положив свой палец мне на губы.
- Если бы ты сдался и не сделал этого сейчас, я бы тебе ни когда не простила. Я бы наверно ни когда не решилась.
Она нежно поцеловала приличную царапину на моей щеке.
- Прости меня. – Просто сказала она.
- Ну вот, теперь действительно похож на насильника. Ничего, до свадьбы заживёт.
- Это принимать как намёк или сразу как предложение.
Я не чего не ответил. В душе холостяка зашевелились давно забытые чувства, от ко-торых в юности хотелось петь, а сердечко готово было выпрыгнуть из груди. Я с чувством поцеловал свету в губы и прижал с себе, чувствуя как её сердце изо всех сил пытается пробиться к моему.

Я сходил, набрал винограду, и мы позавтракали, пообедали и уже даже пополднича-ли. Предстояло ждать до темноты, чтобы в сумерках отправляться в посёлок за свертком.
Мы лежали в обнимку и болтали о чём попало. Думать о предстоящем походе не хотелось.
Вдруг Света неожиданно спросила:
- Ты тогда, когда я ушла звонить домой, переспал с Нонкой?
Я был обескуражен вопросом и не знал что ответить. Признаться было стыдно, а врать не хотелось. А Света повернулась ко мне лицом, запахнув разорванное платье, что-бы её великолепная грудь не выпадала наружу, и смотрела на меня с интересом. В глазах её играла хитрая улыбка. Она с игриво сказала:
- Ну, скажи, скажи, ведь было у вас.
Я опустил глаза. Она вдруг игриво засмеялась.
- Значит было. Я была уверена, что так будет. Я специально оставила тогда вас од-них. Я замечала в последние дни, как выпирало у тебя в плавках. Мне стало жалко тебя, и я дала тебе шанс. А в Нонке я не сомневалась. – Светка сверлила меня своим озорным взглядом. - Ну и как тебе было с ней, хорошо? Лучше, чем со мной, да? Она ведь опыт-ная. А я глупая, ни чего не умеющая девочка, да?
Удивительно, как женщины умеют задавать вопросы, на которые мужики ни когда не найдут, что нужно правильно ответить. Я молчал, как проштрафившийся школьник перед завучем. Что я мог сказать. Что Ноной я пользовался как куклой для снятия напряжения, а Света была для меня чем-то чистым и светлым, соответствуя своему имени. Это выгладило в данный момент, как нелепая отмазка. Я поглядел Ей в глаза и сказал:
- Света, я люблю тебя. Я уже не знаю, как мне без тебя жить.


Это было правдой. Прошло не много дней с нашего знакомства, а я уже прирос к этой девчонке всей своей душой. Теперь пришло время Светы слегка растеряться. Но она, вместо ответа просто припала к моим губам и прижалась ко мне. Я почувствовал прикос-новение её упругих грудей, и меня опять повело. Наши тела сплелись в жарких объятиях. Я целовал её везде, где только мог: шею, грудь с твердеющими сосочками, живот, бёдра, отодвигая мешавшие мне лохмотья её платья. Света просунула пальцы мне в волосы и теребила их, прижимая мою голову к себе. Когда я опустился на уровень её киски, она стеснясь, свела ноги. Я аккуратно, но напористо раздвинул их и припал губами к её ис-точнику.
- Нет, - только и успела произнести она. Потом из её груди вырвался стон наслажде-ния, и девушка полностью отдалась на волю победителю.
Я прошёлся языком по всей промежности, целуя и лаская языком каждый миллиметр её плоти. Светины губки набухали под моим языком, а миленький бутончик затвердел и выглянул из своего укрытия. Я осторожно коснулся его кончиком языка. Девушка выгну-ла спину и сильнее вцепилась в мои волосы. Я стал гулять языком вокруг, вылизывая все складочки, прикрывавшие клитор. При этом одной рукой я теребил сосочек на груди де-вушки, а пальцы другой ввёл в нежную дырочку и стал массировать её изнутри в верхней части, куда обычно не может достать мужской орган. Из неё начал обильно сочится нек-тар любви, и я с удовольствием слизывал это напиток с приятным ароматом пьяной от возбуждения девушки. Я надавил пальцем на небольшое утолщение в верхней части пе-щерки и одновременно на встречу ему придавил языком твёрдый бутон. Света согнула ноги в коленях, сжав мою голову, при этом принимая почти сидячее положение и бурный оргазм стал сотрясать её тело. Из груди её вырывался стон, смешанный с криком, а груди раскачивались при каждом толчке. Я чувствовал пальцами внутри, как импульсами сжи-малась её тело. Кончив, она уронила голову на землю, тяжело дыша и едва шевеля губами, произнесла:
- Как хорошо.
Я подобрался к её лицу и впился губами в её губы, рукой при этом разводя её щёлку. По приятным на ощупь пухлым губкам сочился сок. Я направил свой давно уже напряг-шийся орган в её лоно, и вошёл в неё как можно глубже, почувствовав, что упёрся в зад-нюю стенку. Я начал двигаться то резко, то наоборот плавно, наслаждаясь её разгорячён-ной лункой, плотно обхватившей моего напряжённого брата. Я на самом деле любил её и в прямом и переносном смысле. Я думал, что Света уже получила своё, и собирался за-вершать свои действия. Но она вдруг ожила под моим напором и стала настойчиво под-нимать мне на встречу свою попку, при этом дыхание её опять участилось. Похоже, сек-суальность у девушки была на высоте. Я включил тормоза, на сколько это было возможно, и стал руками мять её пышные груди, сдавливая сосочки. Света постанывала от каждого моего удара. Я понял, что она близка апогею, но чего-то не хватало.


- Помоги себе, – шепнул я ей на ухо. Света поняла меня, и рука протиснулась между нашими телами прямо в центр нашего слияния. Она обхватила через свои губки мой члени сдавила его в кольцо. Это свело меня с ума и я понял что больше не выдержу. Света надавила себе на клитор и сделала несколько колебательных движений. Мы начали кончать вместе, вцепившись друг в друга. Волны удовольствия бежали по нашим телам, и мы кричали от счастья. Я почувствовал, как моё семя наполняет её норку, и с силой вколачивал его в самую глубь. Мы так и уснули, я на ней и внутри её.

 

Я проснулся, когда уже было темно. Осторожно сполз со Светы и посмотрел на часы в отблесках луны. Было 10 часов. Темнело на юге в это время рано. Света открыла глаза и потянулась. Я нежно поцеловал её и спросил:
- Как себя чувствовать женщиной. Не жалеешь ещё?
- Нет, и надеюсь не пожалею. Да, к стати, ты так и будешь вливать в меня своих де-ток. У меня с час самые залётные дни, а мамой становится в мои планы не входило.
- А мне давно пора становиться папой.
- А как же моя учёба?
- На заочное переведешься. Там с пониманием относятся к девушкам в положении.
- Заманчиво надо будет подумать, - и с грусть добавила – вот только выберемся из этого положения.
Да, выбираться из этого положения надо было обязательно. Единственной, возмож-ной отгадкой был свёрток, оставленный в моей комнате. Надо было отправляться в посё-лок. В этом населённом пункте жило очень много отдыхающих, поэтому жизнь в нём не замирала до утра. Ждать дальше было не чего. Нарваться на кого-то можно в любое время, а с час народу на улицах больше, не так приметно. Тем более, надо где-то добыть какой ни будь еды, а то от винограда уже урчало в животе. Денег у меня немного было, но не пойдёшь же в магазин. Там, похоже, с населением хорошо поработали. Ну ладно, на месте разберусь. Я сказал Свете, чтобы ни куда не уходила и стал собираться в дорогу. Она по-целовала на прощание и прошептала:
- Береги себя, я без тебя с ума сойду.
Было приятно, что о тебе заботятся и ждут. Пообещав, что всё будет хорошо, я от-правился в путь.
Без особых приключений я добрался до улицы, на которой снимал комнату. Только один раз я в узкой улочке нос к носу столкнулся с какой-то теткой. Я притворился пья-ным, сделав вид, что справляю малую нужду, отвернувшись к забору.
- Совсем стыд потеряли, а ещё городские. Тьфу.


Она прошла мимо, ни чего не заподозрив. Подобравшись к дому тем же путём, что и в прошлый раз, я присел в темноте и осмотрелся. Ни чего подозрительного не заметив, я стал пробираться к входу в свою комнату. Окна в доме были тёмными, и только из окна хозяйки пробивался тусклый луч света. Видно гостиничный бизнес пошёл насмарку, ни кто не хочет селиться там, где было убийство. Я осторожно подкрался к входу в свои апартаменты. Дверь оказалась заперта. Ключ лежал у меня в кармане, и я не замедля вос-пользовался им. Открыв дверь, я стал на ощупь пробираться к тайнику. Сзади послышался какой-то шорох и от сильнейшего удара по затылку я потерял сознание.
Я приходил в чувство тяжело, трещала башка, ныли рёбра. Видно, когда падал, на что-то налетел. Руки были связаны за спиной толстой верёвкой и затекли. В комнате горел свет. В ней ни чего не изменилось с последнего моего появления. Вокруг ни кого не было. За дверью послышался какой-то звук, и она открылась. Я закрыл глаза и прикинулся ветошью.


- Ещё не оклемался, - послышался голос – здорово ты его огрел, как бы не сдох.
- Ничего ему не будет, оклемается. Хорошо, что засаду оставили, а то с час рыскали по степям. Скоро шеф приедет, будем из него признание выколачивать. - Голос другого звучал как-то зловеще. Похоже, я вляпался. Я осмотрелся по сторонам и увидел лежащий на земле в метре от меня какой-то предмет. Это был подаренный Светой брелок. Я стара-ясь не делать много шума, стал подбираться к нему. Придвинувшись, я взял брелок – нож рукой и вернулся в то же положение. Кнопка сработала безотказно и лезвие вылетело на-ружу. Я начал резать верёвки. Лезвие было острое, но маленькое, к тому же движения бы-ли ограничены, поэтому дело продвигалось очень медленно.
Н улице взвизгнули тормоза и хлопнула дверь машины.
- Ну что не каких новостей, - послышался голос. Мне показалось, что я уже слышал его где-то.
- Нет, ни каких, - ответил зловещий голос и машина укатила.
- Почему ты ему не сказал?
- Не к чему ему пока ни чего знать.
Я продолжил своё занятие. Наконец у меня получилось разрезать узел и я освободил руки. Растирая их я тихо поднялся и стал осматривать комнату в поисках хоть какого-то оружия. Можно было выпрыгнуть в окно и бросится бежать, но я не знал, есть ли у моих сторожей оружие. Подставляться под пули мне не хотелось. Я нашёл только вилку с длинными острыми концами. Ну хоть чего-то. После этого я осторожно проверил, на мес-те ли свёрток. Он лежал там, где я его оставил. Я засунул его за рубашку, затянув по туже ремень брюк, лёг на место и стал ждать.
Ждать пришлось не долго. Н улице опять взвизгнули тормоза. Хлопнула дверь и по-слышался третий голос.
- Еще не ожил?
- Нет, шеф, корявый его здорово шарахнул.
Ну, вот и шеф пожаловал. Я лёг поудобнее, сжимая под собой руку с вилкой.
Тем временем корявый – это ему принадлежал зловещий голос – спросил:
- Шеф, а много добра-то Нонка твоя умыкнула?
- Да х… с ним, с добром, там материал который обработать ещё не успели, все как на ладони. Надеюсь всё у этого, а то нам крышка. Давай корявый тащи его в машину, здесь шуметь нельзя.
Дверь скрипнула, и в комнату вошёл здоровый мужик из тех, что тогда я видел в «опеле». Я понял, почему его зовут корявый, у него через всю правую щёку был рваный шрам. В руке у него был ПМ.
- Ну вот, похоже мы ожили, - сказал он с сарказмом – ну тогда поехали исповеды-ваться.


Корявый наклонился ко мне, чтобы поднять. В этот момент я вытащил вилка и с си-лой  вогнал её ему в лицо, пытаясь попасть в глаз. Похоже, мне это получилось, и вика легко вошла в голову по самую мою руку, из под которой брызнула кровь. Корявый дико заорал, и отстранился от меня выронив пистолет. Я схватил пушку и рванул к выходу.

 

Продолжение...


  • ero_a01ero1fuck3huyotsoss001s003
    s005s008s009s010s042s043s052
    s056s091suckbananatitshappylovesmile2
    smile13smile15smile16smile25smile26smile37smile42
    smile45smile67smile74smile77smile79
Поставьте галочку:*